Вольное экономическое общество России Основано в 1765 году

2015

250 лет Вольному экономическому обществу России

ВЭО России - старейший институт гражданского общества страны

Императорское Вольное экономическое общество (существовало с 1765 по 1919 год) занималось решением насущных проблем в общественной и хозяйственной жизни страны: инициировало отмену крепостного права и введение всеобщего начального образования, стало родоначальником российской статистики, занималось распространением в стране новых сортов сельскохозяйственных культур, развитием почвоведения, отечественной сыроваренной промышленности, боролось с оспой.

В своей новейшей истории Вольное экономическое общество (восстановлено как научное объединение экономистов в 1982 году, с 1992 года вернуло себе историческое название) стало площадкой формирования экономической мысли в России. Члены организации ориентированы на эффективное реформирование российской экономики, их усилия сосредоточены на поиске практических путей улучшения социально-экономической ситуации в стране и выработке взвешенной и сбалансированной стратегии опережающего развития для России.

ВЭО России является одним из самых активных популяризаторов научно-экономических знаний, издает «Научные труды ВЭО России», проводит масштабные форумы, конференции, конгрессы, круглые столы, выставки, другие мероприятия, уделяя особое внимание вопросам развития творческого потенциала молодёжи.

В 2015 году в год 250-летия ВЭО один из основных акцентов сделан на работе по популяризации идейного и духовного наследия ВЭО России в обществе. Это — социальная миссия ВЭО России, особенно в свете задачи развития интеллектуального потенциала страны, возрождения патриотизма, повышения качества человеческого капитала.

ВЭО России объединяет интеллектуальную элиту страны

В постиндустриальном обществе научные разработки и научные школы неизбежно сосредотачиваются в исследовательских центрах, объединяющих (с определенной ангажированностью) солидарных друг с другом ученых.

ВЭО России – организация, которая объединяет всех экономистов на профессиональной основе, независимо от их принадлежности к тем или иным экономическим школам, и предоставляет им возможность встречаться, взаимодействовать и спокойно дискутировать.

Гарантом конструктивного диалога выступает многолетний опыт Общества по аккумулированию и анализу различных мнений, позиций и взглядов, программ и предложений для реформирования государственного устройства.

В прошлом видную роль в судьбе Вольного экономического общества играли выдающиеся экономисты, ученые, просветители, видные государственные деятели: Н.Ф. Анненский, Ф.Ф. Беллинсгаузен, А.М. Бутлеров, С.Ю. Витте, граф Р.И. Воронцов, Самуэль Гмелин, Г.Р. Державин, В.В. Докучаев, А.Ф. Керенский, В.Г. Короленко, И.Ф. Крузенштерн, М.И. Кутузов, Д.И. Менделеев, Н.Н. Миклухо-Маклай, Н.С. Мордвинов, А.А. Нартов, сенатор А.В. Олсуфьев, князь Г.Г. Орлов, А.Н. Радищев, П.П. Семенов-Тян-Шанский, М.М. Сперанский, П.А. Столыпин, А.С. Строганов, А.Б. Струве, Л.Н. Толстой, М.И. Туган-Барановский, граф И.Г. Чернышев, Леонард Эйлер и многие другие известные всему миру деятели отечественной науки и культуры.

Новейшая история ВЭО связана с именами таких выдающихся ученых и общественных деятелей современной России, как Л.И. Абалкин, С.Д. Бодрунов, С.Ю. Глазьев, Р.С. Гринберг, А.А. Дынкин, С.П. Капица, А.Л. Кудрин, А.Д. Некипелов, В.С. Павлов, Г.Х. Попов, Е.М. Примаков, Ю.В. Росляк, С.Н. Рябухин, Д.Е. Сорокин, С.В. Степашин, Е.С. Строев, Г.А. Тосунян, В.С. Черномырдин, М.А. Эскиндаров, Ю.В. Якутин и др.

Сельское хозяйство – главная отрасль экономики

В середине XVIII века Россия являлась аграрной страной: главной отраслью экономики было сельское хозяйство. Оно же, в свою очередь, держалось на двух столпах – помещичьем землевладении и подневольном труде крепостных крестьян. Крестьяне своим, как правило, примитивным, кустарно изготовленным инвентарем обрабатывали как собственные участки, так и барские земли. Труд из-под палок тормозил промышленное развитие страны, был причиной низкого качества товаров и высоких цен на них.

Екатерина II со всей очевидностью понимала, что главной экономической проблемой России является низкая производительность в сельхозпроизводстве. «Не может быть там ни искусное рукоделие, ни твёрдо основанная торговля, где земледелие в уничтожении или нерачительно производится,» - писала она в своих записках. Однако, сама же делала оговорку – в некоторых державах «сделать земледельцев свободными нельзя, так как это вызовет их побег и земли останутся неубранными».

Экономический рост осуществлялся главным образом за счет усиления эксплуатации крепостных крестьян – увеличения числа барщинных дней, расширения помещичьих запашек за счет изъятия у части крестьян земельного надела и перевода их на месячину. Рост доходов от оброчных крестьян достигался путем повышения размера оброчных платежей. Если помещичий крестьянин занимался каким-либо отхожим промыслом или ему разрешали уйти на заработок, ему назначался еще более высокий оброк.

Принудительный труд обеспечивался властью помещика, который сам, не прибегая к помощи государства, имел право за разовые проступки сечь своих крестьян розгами (до 40 ударов), бить палками (до 15 ударов), арестовывать (на срок до 2 месяцев). Если кто-то пытался призвать хозяев к ответу, немедленно получал новое наказание - с 1767 года крестьянам было запрещено подавать жалобы на своих владельцев в государственные органы.

Малопроизводительный труд крепостных, примитивные орудия труда, низкая урожайность выращиваемых культур постоянно оборачивались голодом для народа и недоимками для государственной казны. Потребность вывести российское земледелие из состояния застоя и оказать посильную помощь дворянским хозяйствам стали важнейшими предпосылками к появлению в России императорского Вольного Экономического общества.

«Мнение о учреждении Государственной Коллегии земского домостройства» М.В. Ломоносова – прообраз будущего ВЭО

Термин «домостроительство» сегодня можно было бы заменить более ёмким, но идентичным по смыслу понятием - агропромышленный комплекс. В XVIII веке к домостроительству относили и сельхозпроизводство, и животноводство, и вопросы, связанные с техническим, научным и материальным обеспечением этой сферы деятельности.

Один опыт я ставлю выше, чем тысячу мнений, рожденных только воображением…
М.В. Ломоносов

Императрица Екатерина II считала развитие сельского хозяйства в России вопросом государственной важности. Осенью 1763 года она распорядилась создать при Академии наук так называемый «класс агрикультуры» - подразделение, которое занималось бы вопросами модернизации крестьянских и помещичьих хозяйств. Однако поработать он почти не успел - ученые решили, что лучше будет создавать подобную структуру вне академии наук.

Зная о засилии в храме муз бюрократов и прогосударсвтенных псевдопатриотов, М.В. Ломоносов рассудил, что «соединить с Академиею ничего не будет добра», и набросал свой проект Коллегии земского домостроительства. На трех листах схематично и тезисно он изложил концепцию общественной организации, основой которой являются «члены по всему государству» - дворяне-корреспонденты и управляющие «государственных и дворцовых деревень». Их задача - описывать свой практический опыт ведения хозяйства и присылать в Коллегию свои сочинения.

Организация должна состоять из высокообразованных прогрессивно мыслящих людей. Ломоносов предлагал привлекать к ее работе в качестве советников специалистов в различных областях знаний – физиков, механиков, химиков, геологов, ботаников, медиков, а также практиков - лесника, садовника, арендатора.

Изучая новые иностранные разработки и обобщая российскую практику ведения сельского производства, Государственная Коллегия земского домостроительства должна была регулярно, «к новому году», издавать научно-практические книги, а также иметь собственную библиотеку сельхоз литературы, которой смогли бы пользоваться не только члены организации, но и все желающие. Таким образом, реализацию поставленной императрицей Екатериной II задачи интенсификации российского земледелия М.В. Ломоносов видел, говоря языком его потомков, «в сочетании науки и практики» и «в распространении передового отечественного и зарубежного опыта ведения хозяйства». Кроме того, ученый считал, что Государственная Коллегия сельского домостроительства должна быть одной из самых главных коллегий в государстве.

Проект Ломоносова не был осуществлен при его жизни, но идеи, заключенные в проекте Коллегии, были реализованы в плане, задачах и уставе императорского Вольного экономического общества.

Просвещенный абсолютизм в России

Французские просветители считали Екатерину II идеалом «просвещенного монарха», что, безусловно, льстило российской императрице, которая ещё в молодости с жадностью штудировала труды Руссо, Монтескье, Даламбера, позже переписывалась с Вольтером, принимала в Петербурге Дидро и искренне увлекалась их идеями. «Я хочу, чтобы страна и подданные были богаты, … чтоб повиновались законам», — писала она еще до восшествия на престол. В течение двух лет Екатерина трудилась над программой своего царствования и предложила ее в 1767 г. в форме «Наказа» для Комиссии о сочинении нового Уложения. Илл. Екатерина пишет наказ

Сам факт созыва Комиссии о сочинении нового Уложения, в которой были представлены все сословия России, за исключением помещичьих крестьян, в глазах европейцев был весомым аргументом считать, что империя во главе с Екатериной II движется в сторону «общего блага», нового общественного договора – единого и понятного свода законов, обязательных для всех. «Государь есть самодержавный, ибо никакая другая, как только соединенная в его особе власть, не может действовати сходно со пространством столь великого государства», - писала императрица, и сама прикладывала немало усилий, реформируя устройство страны в интересах, как она считала, всего народа. Хотя бы внешне, но Екатерина II пыталась следовать по пути радикального преобразования общества в духе Вольтера и Руссо. В «Наказе» торжественно декларировались идеи естественного права и общего блага, свободы торговли и предпринимательства, доступности образования, установления равенства всех граждан перед законом.

Постоянно размышляя о том, как направить действия подданных «к получению самого большего ото всех добра» ради общего же блага, Екатерина постепенно пришла к выводу, что «земледелие есть первый и главный труд, к которому поощрять людей должно». Опираясь на дворянство, как на свою экономическую, политическую и военную силу, именно ему Екатерина II отвела ведущую роль в модернизации российского аграрного производства.

После февральского манифеста Петра III о даровании вольности российскому дворянству, изданного в 1762 году, дворяне были освобождены от обязательной государственной службы и могли оставлять ее по своему усмотрению. По вступлении на российский престол в июле того же года Екатерина утвердила монопольное право дворян на владение крепостными крестьянами, а в 1765 издала указ о генеральном межевании, который закрепил за привилегированным сословием собственность на землю.

Большинство русских помещиков восприняло дарованные привилегии как дозволение безнаказанно увеличивать число барщинных дней, изымать у крестьян земельные наделы и повышать размеры оброчных платежей. Но даже этими жёсткими, а порой жестокими мерами добиться существенного роста доходов с имений не удавалось. Наиболее передовые и образованные дворяне стали использовать в своих хозяйствах современную технику, внедрять достижения агрономии, опробовать новые методы обработки почвы и выращивания сельскохозяйственных культур. Более всего способствовало этому учреждение в 1765 году «Вольного экономического общества к поощрению в России земледелия и домостроительства».

Реформатор на Российском престоле

Получив власть, Екатерина II продолжила петровскую политику создания в России сильного абсолютистского государства. Была проведена судебная и административная (губернская) реформа (определившая территориальное устройство страны вплоть до 1917 года), территория российского государства увеличилась, в том числе за счёт присоединения плодородных южных земель — Крыма и Причерноморья. Население практически удвоилось, Россия стала самой крупной европейской страной (на неё приходилось 20 % населения Европы). Значительно увеличился экспорт российских товаров в другие европейские страны, однако в структуре этого экспорта преобладали сырье и полуфабрикаты (в импорте при этом преобладали зарубежные промышленные изделия). илл. Екатерина гравюра

Будущая самодержица приехала в Россию в возрасте 15 лет, почти сразу приняла православие и начала изучать русскую культуру и язык, чем снискала признание и уважение среди представителей высших слоев российского общества. В отличие от своей супруги, Петр III так и не сумел ни полюбить, ни узнать страну, которой ему предстояло управлять. Его импульсивность, любовь ко всему прусскому и откровенное презрение к русским национальным обычаям, наряду с отсутствием задатков государственного деятеля, пугали русских вельмож, лишали их уверенности в завтрашнем дне - своем собственном и всей страны.

Когда после смерти Елизаветы Петр III стал императором, он оправдал самые худшие ожидания: по стране поползли слухи о его намерении заменить православие протестантизмом. Едва ли не с первых дней царствования вокруг него стал созревать заговор, во главе которого стала его супруга - Екатерина. Именно популярность среди российской знати привела ее к власти после дворцового переворота 1762 года. «Желанием всех верноподданных явным и нелицемерным» объясняла Екатерина II выбор именно ее в качестве нового правителя (а не сына Павла) в манифесте о своем вступлении на престол.

Состояние дел в стране в начале своего царствования императрица в мемуарах охарактеризовала следующим образом: «Финансы были истощены. Армия не получала жалованья за 3 месяца. Торговля находилась в упадке, ибо многие её отрасли были отданы в монополию. Не было правильной системы в государственном хозяйстве. Военное ведомство было погружено в долги; морское едва держалось, находясь в крайнем пренебрежении. Духовенство было недовольно отнятием у него земель. Правосудие продавалось с торгу, и законами руководствовались только в тех случаях, когда они благоприятствовали лицу сильному».

В то время как на Западе во второй половине XVIII века происходила промышленная революция, русская промышленность оставалась «патриархальной» и крепостнической, что обусловило её отставание от западной. Опираясь на дворянство, как на свою экономическую, политическую и военную силу, именно ему Екатерина II отвела ведущую роль в модернизации российской экономики. Эпоха ее правления ознаменовалась всесторонним расширением привилегий дворянства и максимальным закрепощением крестьян.

Учредители императорского Вольного экономического общества

Учредители Императорского Вольного Экономического Общества

В учредительный совет будущего общества вошли 15 человек. Особы эти отличались «знатностью и ученостью», многие были приближены ко двору и пользовались особым расположением императрицы, и, по выражению одного из них, не имели «намерения ни к получению собственной корысти, ни к тщеславному показанию своих способностей, но одною охотою и желанием быть полезными Отечеству к принятию на себя сего труда побуждены». Все они собственноручно подписали «План патриотического общества для поощрения в России земледельства и экономии» (так первоначально предполагалось назвать Общество), каждый на своем листе: «Приступая к сему плану, обещаюсь всеми силами стараться поспешестовать полезным намерениям патриотического общества» и поставили рядом свои автографы.

На картине изображены стоя (слева-направо):

  • ПОЛЬМАН Вильгельм Романович – действительный камергер и егермейстер
  • ФАЛЬК Иоганн Петр – директор Ботанического сада Академии наук в Санкт-Петербурге
  • ТЕПЛОВ Григорий Николаевич — асессор (советник президента) Петербургской академии наук
  • МОДЕЛЬ Иоган Георг – главный аптекарь императорской Санкт-Петербургской Главной аптеки
  • ОРЛОВ Григорий Григорьевич - камергер Двора, генерал-аншеф, адъютант императрицы Екатерины II
  • КЛИНГШТЕТ Тимофей Иванович - вице-президент Юстиц-коллегии, действительный член Петербургской Академии наук
  • НАРТОВ Андрей Андреевич - действительный статский советник, полковник артиллерии
  • ЛЕМАН Иоган Георг – профессор Санкт-Петербургского университета
  • ЭКЛЕБЕН Андрей – придворный садовник
  • ЧЕРНЫШЕВ Иван Григорьевич - генерал-фельдмаршал, обер-прокурор Сената
  • ЧЕРКАСОВ Александр Иванович - действительный тайный советник, президент Медицинской коллегии

Сидят:

  • ПЕКЕН Христиан - коллежский советник, ученый секретарь и член Медицинской коллегии
  • ТАУБЕРТ Иван Иванович - член правления, советник канцелярии Петербургской Академии наук
  • ОЛСУФЬЕВ Адам Васильевич – первый президент Вольного экономического общества, статс-секретарь императрицы Екатерины II, сенатор
  • ВОРОНЦОВ Роман Илларионович - действительный камергер, действительный тайный советник, сенатор

Организационный стержень Общества

На первых встречах (начиная с мая 1765 года) учредители ВЭО именовали организацию «Патриотическое общество для поощрения в России земледельчества и экономии». В октябре же пришли к выводу, что лучше назвать Общество «экономическим» - дань популярному тогда течению физиократов, считавших главным источником прогресса рациональное ведение сельского хозяйства и именовавших себя не иначе как экономистами. Слово «вольное» в названии ВЭО подчеркивало ее независимость от существующих на тот момент государственных структур и имело смысл сегодняшнего понятия «независимая общественная организация».

Структурно и организационно Патриотическое общество мало чем отличалось от задуманной М.В. Ломоносовым Коллегии – управлялось президентом и вице-президентом, имело двух секретарей, состояло из ученых и профильных специалистов, непременно обязанных знать русский язык, и должно было собираться раз в неделю, во второй половине дня, с 4 до 6 часов. Во взаимоотношениях членов Общества упразднялись «все споры о рангах и старшинстве, и каждый без предосуждения другому садится, где ему удобно», и каждому в заседании предоставлялась «пристойная вольность приказать подать чашку кофе или чаю».

В «Предуведомлении» о создании организации значилось: «Общество наше единственно состоит из таких особ, кои совсем не имеют намерения ни к получению собственной корысти, ни к тщеславному показанию своих способностей; но одною охотою и желанием быть полезными Отечеству, к принятию на себя сего труда побуждены».

Первый устав ВЭО предписывал участникам организации:

  • проводить опыты по всем частям народного хозяйства – от земледелия, охотничьего и рыбного промыслов до горных дел и мануфактур
  • каждые четыре месяца давать собственные сочинения по разным частям приватной и государственной экономии
  • переводить на русский язык труды иностранных авторов по экономике с учетом возможного их использования в России
  • представлять новые изобретения по механике и деревенской архитектуре, чему Общество будет содействовать, раздавая таким членам новые орудия
  • исполнять поручения Общества и ежегодно вносить в кассу 12 рублей.

А «ежели кто чрез целый год не оказал Обществу никакой услуги; то оно примет сие знаком таким, что он в нем быть сам не желает и для того исключится».

Интересный факт: Уставом Вольного экономического общества от 31 октября 1765 г. была установлена должность казначея, который, по избрании каждого нового президента общества, обязан был представить собранию его членов «счет своему приходу и расходу». Все бы ничего, да согласно тому же Уставу, президент избирался через каждые четыре месяца – таким образом, казначей обязан был отчитываться перед высоким собранием каждые четыре месяца!

Направления деятельности императорского Вольного экономического общества

Приоритетом первых десятилетий деятельности императорского ВЭО было семеноводство и распространение в России возделывания неизвестных тогда сельскохозяйственных культур – картофеля, подсолнечника, сахарной свеклы, различных кормовых трав. Большое внимание члены организации уделяли разведению в России высокопроизводительных пород скота, развитию молочной и сыроваренной промышленности, введению в хозяйствах плодопеременного земледелия.

При ВЭО долгие годы работала механическая мастерская, где изготавливались прогрессивные для того времени инструменты, пахотные орудия и всевозможные приспособления.

ВЭО собирало сведения о состоянии хлебной торговли, лесной промышленности, пчеловодстве, селекции скота, хлопководстве, состоянии почв и др. Издавало «Труды ВЭО» (1766-1915, свыше 280 т.), приложения к ним, другие периодические издания.

Свою деятельность ВЭО начало с проведения конкурсов по политико-экономическим и прикладным сельскохозяйственным и техническим проблемам: с 1765 по 1865 гг. было объявлено 243 практические конкурсные задачи, авторы лучших ответов на которые награждались золотыми и серебряными медалями, а их работы публиковались в сборниках «Трудов» Вольного экономического общества России.

Обращение к императрице и ответ Екатерины II (31 октября 1765 года)

В общем собрании 12 октября 1765 года учредители Общества обсуждали проект письма Екатерине II. Помимо просьбы о благоволении и покровительстве, в нем испрашивалось дозволение (в знак особого монаршего расположения) в переписке Общества использовать собственный девиз императрицы – изображение улья и парящих около него пчел, с надписью: «Полезное». Еще одним пунктом значилось освобождение экономистов от почтовых сборов на корреспонденцию внутри страны.

Ответ экономисты получили спустя три недели. В письме говорилось, в частности: «Намерение, вами предпринятое к исправлению земледелия и домостроительства, весьма Нам приятно, а труды от него происходящие будут прямым доказательством вашего истинного усердия и любви к своему отечеству. План и устав ваш, которыми вы друг другу обязались, Мы похваляем и в согласие того Всемилостивейше апробуем, что вы себя наименовали Вольным Экономическим Обществом. Извольте быть благонадежны, что Мы оное приемлем в особливое Наше покровительство; для испрашиваемой же вами печати не токмо дозволяем вам употреблять во всех случаях при ваших трудах герб Наш Императорский, но и в знак отличного Нашего к вам благоволения, дозволяем внутри оного поставить собственный Наш девиз: пчелы в улей мед приносящей, с надписью: полезное. Сверх сего, жалуем еще всемилостивейше Обществу вашему шесть тысяч рублей на покупку пристойного дома, как для собрания вашего, так и для учреждения в нем экономической библиотеки. Труд ваш, с Божиею помощию, наградится вам и потомкам вашим собственною вашею пользою, а Мы, по мере тщания вашего, умножать не оставим Наше вам Благоволение».

Дата на письме – 31 октября 1765 года – стала отправной точкой в истории Вольного экономического общества России.

Потомки Екатерины II, вступая на российский престол, неизменно подтверждали особое покровительство организации, хотя вносимые им предложения зачастую расходились с официально принятой экономической доктриной. Но на то оно и задумывалось вольным, чтобы критично оценивать текущую экономическую ситуацию в стране и помогать властям искать максимально эффективные способы ее улучшения.

Вольное – независимое от чиновников

Какой смысл вкладывали основатели экономического общества в его название «вольное»? В XVIII веке помимо независимости, в это понятие включалась способность к самоопределению в выборе деятельности и внутренних усилий, необходимых для ее осуществления. Немецкое право, безусловно знакомое большинству учредителей ВЭО и самой императрице, привнесло в название Общества нотку строгого политического нейтралитета, впоследствии усиленного статусом императорского.

В средневековом европейском праве существовало понятие «вольный город» (нем. - freie stadt) - территориально-политические образования (обязательно демилитаризированные и нейтрализованные), получившее от священной римской империи привилегию на самоуправление, собственную налоговую и судебную системы и независимость от власти епископов.

Сегодня слово «вольное», как и понятие, вышло из употребления в русском языке. Его вытеснило детерминированное понятие «свободный».

В названии Общества слово «вольное» сохранило для современного поколения российских экономистов некогда заложенный в него предками смысл - «независимое и строго нейтральное». Такой организация остается по сей день. Не отождествляя себя ни с государством в целом, ни с какой-либо ветвью государственной власти, Вольное экономическое общество направляет свою деятельность на развитие российской экономики, рост национального благосостояния и процветание всего российского народа.

Труды ВЭО – летопись российской экономики с 1765 года

Все хозяйственные проблемы страны, подсказываемые самой жизнью, так или иначе находили свое отражение в деятельности организации. Императорское ВЭО было не только центром теоретической мысли, большинство его деяний, особенно в первые десятилетия существования, имели ярко выраженную практическую направленность. «Науками и опытами просвещенный человек принесет больше пользы», говорилось в «Предуведомлении» к Плану Вольного экономического общества.

Устав обязывал членов императорского ВЭО проводить в своих имениях опыты по всем направлениям народного хозяйства. Это были настоящие полевые исследования, длившиеся порой не один год. Результаты их тщательно документировались, а затем в виде статей публиковались в «Трудах» Вольного экономического общества.

Библиотека ВЭО к концу XIX века насчитывала свыше 200 тысяч книг (после Октябрьской революции вошла в состав Публичной библиотеки имени М. Е. Салтыкова-Щедрина). Еще один пункт устава обязывал всех членов общества отслеживать технические новинки и представлять на рассмотрение в ВЭО новые изобретения по механике и деревенской архитектуре.

Благодаря Трудам императорского Вольного экономического общества сегодня можно по годам восстановить ход развития в нашей стране картофелеводства, пчеловодства, культивирования льна и подсолнечника, кукурузы и сахарной свеклы, разведения племенного скота, молочной и сыроваренной промышленности, производства хлопчатобумажных тканей и пеньковых канатов, сельскохозяйственной техники и удобрений. Императорское ВЭО внесло неоценимый вклад в становление этих областей сельского хозяйства.

До революции вышло в свет 280 томов Трудов императорского ВЭО. В 1994 году выпуск Научных трудов Вольного экономического общества был возобновлен. С тех пор вышло еще порядка 200 томов этого издания.

Полярные точки зрения наиболее ярко представляли работы А. П. Сумарокова и А. Я. Поленова

В 1767-1768 годах итоги объявленного ВЭО конкурса ярко продемонстрировали настроения российских помещиков. «Репрезентативную выборку» составили более 160 ответов на задачу «что полезнее для общества: чтоб крестьянин имел в собственности землю или токмо движимое имение, и сколь далеко его права на то или другое имение простираться должны?». «Пьесы», как именовали конкурсные работы в Обществе, были составлены на русском, французском, немецком языках и даже на латыни.

Полярные точки зрения наиболее ярко представили в своих сочинениях юрист и правовед А. Я. Поленов и известный публицист А.П. Сумароков. Последний находил свободу крестьян пагубной, своеобразно аргументируя свой тезис: «Потребна ли канарейке, забавляющей меня, вольность или потребна клетка, и потребна ли стерегущей мой дом собаке цепь? Канарейке лучше без клетки, а собаке без цепи. Однако одна улетит, а другая будет грызть людей; так одно потребно для крестьянина, а другое ради дворянина; теперь осталося решить, что потребнее ради общего блаженства… На все скажут общества сыны, да и рабы общества сами, что из двух худ лучше, не имети крестьянам земли собственной: да и нельзя, ибо земли все собственно дворянские... Что ж дворянин будет тогда, когда мужики и земля будут не его: а ему что останется?». К чести членов ВЭО следует отметить сказать, что письмо А.П. Сумарокова без обсуждения было отправлено в архив.

Произведение А. Я. Поленова получило вторую премию от ВЭО. Оно называлось «О крепостном состоянии крестьян в России». Автор упрекал дворян в неблагодарности к труду крепостных, обвинял в том, что они презирают людей, которые производят для них все блага жизни, издеваются и «воздают им обиды». «Конечно, угнетение не только вредно для общества, но и опасно», подчеркивал А. Я. Поленов, такое состояние противоестественно и в любой момент может привести к кровопролитию. Предупреждение пророческое. За десятилетие с 1762 по 1772 год по России прокатилось сорок крупных крестьянских волнений, главным из которых стало восстание под предводительством Емельяна Пугачева.

Текст письма неизвестной особы к Вольному экономическому обществу, октябрь 1766 года

Почтенные господа, Государи мои. Не имевши довольно ни времени, ни способности сочинять записок в пользу народную и присылать их почтенному Экономическому Собранию, за долг себя однакож почитаю способствовать, чем могу, полезным вашим для отечества намерениям. Уведомился я, что вы имеете недостаток в деньгах для раздачи награждений за издаваемые от вас в публику для решения задачи, такожде на заплату переводчикам и переписчикам дел ваших; того ради прошу принять тысячу червонных, которые при сем и посылаю на такое употребление, какое вы заблагоразсудите; а в удовольствие мое желал бы я, чтоб вы выдали в публику первую задачу ч обещанным от вас награждением тому, кто ясно докажет следующее: в чем состоит собственность земледельца, в земле ли его, которую он обрабатывает, или в движимости, и какое он право на то или другое для пользы общенародной иметь может.

Имею честь быть с усердием тот же, кто и прошлаго года к почтенному собранию писал, подписавшися тако: И.Е.

Свобода, равенство, братство в работе русского автора №71

Среди неопубликованных ответов на вопрос о праве трудового народа на «движимое и недвижимое имущество» в архивах ВЭО хранится труд анонимного автора за №71. Работа, как и многие, присланные на рассмотрение жюри конкурса, не была подписана и отличалась от других резким и безоговорочным решением вопроса о земле в пользу крестьян. Получение «собственного имени» и прав на собственность были представлены в ней необходимыми условиями развития общества: лишенный земли крестьянин «делается нерадивым, мало думает о земледелии, впадает в бедственное состояние» и, «будучи сам нищ, приводит в нищету и общество».

Автор работы признавал за крестьянами все гражданские права и смело заявлял о том, что в обществе все обязаны равно трудиться, и что каждый может присвоить себе в собственность лишь то, что создано его личным трудом, а также о том, что гражданские законы должны уравнять всех обитателей земли во всех их в правах, в том числе и в праве на земельную собственность. «А что касается движимого имения, то как скоро приобретает его человек своими руками, без обиды ближнего, то всем тем беспрепятственно владеть имеет он право». Наделение крестьян правами собственности неизвестный доброжелатель, как писали тогда, предлагал через издание специальных законов (а не милостью помещиков, как другие конкурсанты).

Внимательно изучив этот труд и проанализировав характер высказываний, некоторые исследователи деятельности императорского ВЭО приходят к выводу, что авторство работы может принадлежать молодому А.Н. Радищеву, который очень рано начал интересоваться общественно-политическими вопросами. Подъем крестьянского движения во второй половине XVIII века за освобождение от крепостной зависимости давал обширный материал для наблюдения и размышления.

Двадцать с небольшим лет спустя «бунтовщик, хуже Пугачева» издал свое «Путешествие из Петербурга в Москву» и на 10 лет был сослан в Сибирь, в Илимский острог. Хоть и воспитанная на идеях французских просветителей, Екатерина II оказалась не готова ни к революционным событиям во Франции 1789 года, которые ее очень сильно испугали, ни к крестьянским вооруженным волнениям, апофеозом которых стала пугачевщина. От либерализма императрица перешла к жесткой реакционной политике.

Первые 65 вопросов российской экономике

В первый год существования члены императорского ВЭО составили опросный лист, содержащий 65 экономических вопросов. Его разослали по всей России с приглашением губернаторов, чиновников более низкого ранга, а также всех желающих присылать свои ответы в Вольное экономическое общество. По формулировкам вопросов (во многих местах больше похожим на размышления или попытку найти подтверждение уже имеющемуся опыту), их последовательности и содержанию никак не скажешь, что элита страны на рубеже XVIII-XIX веков была «страшно далека от народа».

В первую очередь экономистов интересовало, какая земля имеется в провинциях, какого рода хлеб там выращивают, большие ли площади занимают посевы пшеницы? Сажают ли там картофель, капусту, горох, чечевицу, просо, гречиху, или эти культуры совсем неизвестны? Были заданы вопросы по животноводству, торговым и транспортным расценкам, здоровью и нравам местного населения, быта и образа жизни крестьян и т. д.

В этих экономических вопросах запечатлена эпоха в самых своих мельчайших подробностях – льняные холсты и пеньковые канаты, пшеница в бочках, купеческие суда на реках, ухоженные поля и луга, коровы, идущие домой, шумный рынок и непонятное «по чему?» вместо более привычного современному уху «по чем?». Содержание опросных листов сохранило для нас не только атмосферу жизни в сельской глубинке, но и отобразило программу действий самого Общества, его требования (и ожидания) к русскому хозяйству.

Вскоре в Общество из разных местностей стали поступать «экономические ответы». Первыми, кто прислал свои сочинения, были писатель, ученый, один из основателей российской агрономии А. Т. Болотов (он прислал информацию по Каширскому уезду) и будущий президент ВЭО, вологодский предводитель дворянства А.В. Олешев (представил подробное описание хозяйственной жизни Вологды и ее окрестностей).

Эти работы были опубликованы в первых томах «Трудов ВЭО» в 1766 году. Всего за 6 лет было получено описание 14 провинций огромной Российской империи. Конечно, столь малое количество ответов никак нельзя назвать полноценным статистическим исследованием. Но и сама статистика, как наука, еще только-только появилась, формы и методы опросов прорабатывались, что называется, «по ходу дела».

Причины пугачёвской войны

Основной движущей силой Пугачёвской войны 1773-1775 годов выступали яицкие казаки, которые в течение 18 века теряли одну вольность за другой. В их памяти ещё оставались времена полной независимости от Москвы и казачьей демократии. А ликвидация выборности атамана не позволяла его сменить, даже если тот проворовался. Ещё Петр I ввёл их в подчинение Военной коллегии, которая вначале утверждала, а потом и назначала войскового атамана. Начиная с 1730 года произошёл раскол на старшинскую и войсковую сторону.

Ситуацию усугубила введённая царским указом с 1754 года монополия на соль. Экономика войска была построена на продаже рыбы и икры и соль была стратегическим продуктом. Запрет на вольную добычу соли и появление откупщиков соляного налога вызвали резкое расслоение в среде казаков. Начиная с 1763 года, когда произошёл первый крупный взрыв негодования и вплоть до восстания 1772 года, казаки бесконечно пишут челобитные и посылают делегации в Оренбург и Санкт-Петербург. Иногда атаманов меняют, но в целом ситуация оставалась прежней.

Напряжения добавило и настроение иноверческих народов Урала и Поволжья. Начавшееся в XVIII веке освоение Урала и активная колонизация земель Поволжья, строительство и освоение военных пограничных линий, расширение Оренбургского, Яицкого и Сибирского казачьих войск с выделением им земель, ранее принадлежавшим местным кочевым народам, нетерпимая религиозная политика привели к многочисленным волнениям среди башкир, татар, мордвы, чувашей, удмуртов, казахов, калмыков. Большая часть последних, прорвав Яицкую пограничную линию, в 1771 году откочевали в Западный Китай. Екатерина потребовала организовать за ними погоню, но яицкие казаки отказались и не выполнили приказа. Это было прямое неповиновение приказу, расследовать которое отправили генерала Траубенберга. Результатом его поездки стало Яицкое казачье восстание 1772 года, в ходе которого генерал Траубенберг и войсковой атаман Тамбовцев были повешены восставшими. На подавление восстания были направлены войска под командованием генерала Фреймана. Восставшие потерпели поражение, а в Яицком городке размещён гарнизон правительственных войск. Расправа над зачинщиками была жестокой. Никогда ранее казаков не клеймили и вырезали им языки. Многие укрылись на дальних хуторах и затаились. Их состояние было подобно сжатой пружине.

По всей России вспыхивали бунты. Выросли размеры барщины и оброка, а также государственные повинности. Крестьян продавали целыми деревнями, разделяли для продажи семьи. Обычными явлениями были жестокие истязания по прихоти помещика и ссылки крепостных в Сибирь. В ответ участились убийства помещиков и их управляющих.

И тут появился Емельян Пугачёв, назвавший себя чудом спасшимся государем Петром III.

Страшный суд крестьянского восстания

Емельян Иванович Пугачёв (1742-1775) — донской казак, уроженец Зимовейской станицы (где в свое время родился и Степан Разин), участник Семилетней войны, отпущенный со службы по болезни в чине хорунжего. Будущим повстанцам представлялся спасшимся царем Петром III.

17 сентября 1773 года перед собравшимися казаками был прочитан первый манифест Пугачёва. Это была рукопись в три листка, написанная арабским шрифтом на татарском языке рукой некоего секретаря Малика. В первом манифесте Пугачёв официально объявлял себя царём Петром III и обещал дать народу мир и волю: «Я хочу, чтобы весь народ был свободным. Поэтому и народам иной веры даю свободу. Ликвидирую власть князей над ними. Приказываю им избрать руководителей из своей среды, кого они пожелают. Казаки, киргизы, башкиры, татары, чуваши и черемисы пусть уже сейчас воспользуются моим обещанием».

Скрывая безграмотность, Пугачев не подписывал своих манифестов, сохранился только один его «автограф» - имитация текста письменного документа, по поводу которого он говорил грамотным сподвижникам, что написано «по-латыни». Разумеется, вся чернь была за него. Кроме яицких казаков, в восстании приняли активное участие работные люди и приписные крестьяне уральских заводов, к ним присоединились татары, башкиры, казахи, удмурты, марийцы, чуваши, мордва, калмыки и др.

Второй манифест был написан в конце июля 1774 года, когда к восставшим примкнуло много работных людей. В нём Пугачев жаловал народ «вольностью и свободою», отменял рекрутские наборы, подушную и прочую денежные подати, награждал «владением землями лесными, сенокосными угодьями и рыбными ловлями, и соляными озерами без покупки и без оброку» и освобождением от «прежде чинимых от злодеев дворян и городских мздоимцев-судей крестьянам и всему народу налагаемых податей и отягощением».

У дворян Пугачев собирался отобрать деревни, а взамен платить жалованье. В народе говорили, что государь Петр Федорович «землю меряет и заборы утвердил, только столбы не поставлены».

Всем коренным народам Поволжья и Приуралья обещал возвратить отнятые русскими помещиками земли, дать право свободной охоты, освободить от невыносимо тяжелой подати — ясака, а также пожаловать их оружием, топливом, солью, одеждой («от головы до ног обую»).

В некоторых местах Пугачев велел бесплатно раздавать бедноте продовольствие, соль, захваченные казенные деньги. В Пензе, например, он раздал 20 000 пудов казенной соли, в Саратове было роздано населению 19 000 четвертей муки и овса.

Вместо государевой администрации вводилось самоуправление наподобие казачьего круга, в котором принимало участие все взрослое мужское население. Местные выборные власти занимались военными вопросами, организацией продовольственного снабжения, поддерживали порядок. В самом войске поддерживалась дисциплина, велось воинское обучение, выплачивалось жалованье. Части имели свои знамена, обычно с восьмиконечным староверским крестом. Но всё это не могло помочь плохо обученному и слабо вооруженному казачьему воинству противостоять регулярной российской армии. Зимой 1774 года под Оренбургом войско восставших было разбито, а сам Пугачев был предан своими соратниками, арестован и вскоре приговорен к смертной казни.

Крепость крепостного права

В 1736 году помещикам было разрешено по своему усмотрению определять меру наказания крепостному за побег. В 1760 году они получили право ссылать крестьян за провинности в Сибирь или зачислять в рекруты (пожизненно). С 1763 года крепостные были обязаны содержать воинские команды, присылаемые для усмирения крестьянских бунтов. В екатерининское время крепостное право приняло государственно-правовую форму. С 1765 года помещикам было разрешено за разовые проступки сечь своих крестьян розгами (до 40 ударов), бить палками (до 15 ударов), арестовывать (на срок до 2 месяцев) и даже ссылать в каторжные работы.

С 1767 года крестьянам было запрещено подавать жалобы на своих хозяев в государственные органы. За «ложный донос» крепостным полагалась пожизненная ссылка в Сибирь (за первые 5 лет после выхода этого указа только в Тобольскую и Енисейскую провинции было сослано более 20 тыс. крестьян).

Сохранилось достаточное количество свидетельств о землевладельцах, заставлявших крестьян работать на себя беспрестанно или «чрезмерно употреблявших крестьян для собственных своих работ». Четырех-пятидневная барщина в XVIII веке стала самым обычным явлением. Почти во всех вотчинах помещики заставляли крестьян «повсядневно» работать на себя, «даже по воскресеньям и самым большим праздникам». Некоторые землевладельцы не давали крестьянам выходных до тех пор, пока не был убран весь господский хлеб, скошено и сметано в стога сено. При такой интенсивной работе крестьяне не успевали вовремя окончить работы на своей земле: их сено сгнивало на полях, хлеб осыпался.

Помещик устанавливал не только количество барщинных дней, но и саму продолжительность рабочего дня. В 1780 году помещики некоторых местностей договорились о введении на своих землях «нормального» рабочего дня: в апреле и сентябре – 11−13 часов в сутки, в течение летних месяцев – 14−16 часов. По словам одного из членов императорского ВЭО П.И. Рычкова, «это было зло повсеместным и глубоко укоренившимся».

Последняя публичная казнь на Болотной площади в Москве – казнь Е. Пугачева

Екатерина II писала Вольтеру с презрением: «Маркиз Пугачев, о котором вы опять пишете, жил, как злодей, и кончил жизнь трусом. Он оказался таким робким и слабым в тюрьме, что пришлось осторожно приготовить его к приговору из боязни, чтоб он сразу не умер от страха».

Неизвестно, насколько правдива была Екатерина, но если судить по описанию его казни очевидцем, то трусом он не был. В день казни Пугачёв, стоя на эшафоте во время чтения манифеста крестился, глядя на собор. «Потом он с уторопленным видом стал прощаться с народом: кланялся на все стороны, говоря прерывающимся голосом: «Прости, народ православный; отпусти мне, в чем я согрубил пред тобою; прости, народ православный!»» (А.С. Пушкин. "История Пугачева".)

Екатерина издала указ: «Пугачеву учинить смертную казнь, четвертовать, голову воткнуть на кол, части тела разнести по четырем частям города и положить на колеса, а после на тех же местах сжечь». Однако, как известно, тайным устным наказом императрицы всё-таки было велено сначала отрубить Пугачёву голову, а уж потом руки и ноги. Так и вышло.

«Пожалуй, помогайте всем внушить умеренность как в числе, так и в казни преступников. Противное человеколюбию моему прискорбно будет. Недолжно быть лихим для того, что с варварами дело имеем», - писала она московскому генерал-губернатору князю М.В. Волконскому.

Так или иначе, «облегченное» четвертование Пугачева и его соратника Перфильева стало последним официальным четвертованием в России и последней публичной казнью на Болотной площади в Москве.

После завершения Пугачевского бунта, Екатерина II опубликовала манифест, в котором это восстание предавалось «вечному забвению и глубокому молчанию». Она велела переименовать Яицкий городок в Уральск и реку Яик в Урал. Запорожскую Сечь ликвидировали, а Волжское казачье войско расформировали. Уничтожено было и название места рождения Емельяна Пугачёва. Высочайшим указом велели Зимовейскую станицу перенести на противоположный берег Дона и именовать впредь Потемкинскою. Дом Пугачёва сожгли.

Кто честным образом достает свой хлеб, сами разберутся, что кому делать…

Еще к съезду Уложенной комиссии в июле 1767 года императрица подготовила записку под заглавием "Рассуждение о мануфактурах", основанную на принципах западноевропейского либерализма. В тезисах этой записки говорится о том, что «нет ничего опаснее, как захотеть на все сделать регламенты», а «излишества фабрик опасаться нельзя, потому что недостаточный спрос сам собой остановит дальнейшее развитие. Напротив, прибыльные предприятия будут размножаться, и правительству не придется об этом заботиться». Основным же правилом для Мануфактур-коллегии должно быть следующее: «кто честным образом достает свой хлеб, сами разберутся, что кому делать». В начале 1770-хгодов всем желающим было разрешено заводить ткацкие станы, заявив об этом в Мануфактур-коллегию и заплатив сбор.

Главной "либеральной" мерой Екатерины стал Манифест 1775 года, значительно облегчавший развитие предпринимательства. Представители всех сословий, включая крепостных, получили право "заводить станы и рукоделия", не испрашивая никаких разрешений и без всякой регистрации. Это способствовало быстрому росту крестьянских промыслов и кустарной промышленности. Все желающие могли заниматься промышленной деятельностью. Это заметно ускорило развитие безуказных фабрик и заводов, т.е. заведенных без специального разрешения и основанных на наемном труде.

В том же 1775 году были восстановлены купеческие гильдии и введен высокий имущественный ценз на вступление в них. Зато, попав в гильдию, купец получал определенные привилегии и, в частности, освобождался от рекрутской повинности и подушной подати, которая заменялась налогом с оборота. По мысли законодательницы, эти меры, наряду с ликвидацией монополий в промышленности, открытием русских консульств в крупных морских портах зарубежных стран, развитием банковского дела, оживлением денежного обращения, должны были стимулировать торговлю и производство, а, следовательно, и ускорить процесс складывания третьего сословия. Кроме того, начали плавить железо на угле, возникшие мануфактурные центры соединялись с морем посредством каналов. Это были годы появления прядильной машины, парового двигателя и высокопроизводительных ткацких станков.

Реформы Екатерины II

Весной 1775 года в Москве готовилась важнейшая административная реформа – новые губернские учреждения. И несмотря на то, что Екатерина II хотела в виде эксперимента только опробовать проект в Твери, «придворные льстецы начали умолять её срочно обратить это благодеяние в закон» и 7 ноября 1775 года было издано высочайшее «Учреждение для управления губерний Российской империи». Основной целью реформы было приспособление нового административного аппарата к фискальным и полицейским делам.

До 1775 году губернии Российской империи делились на провинции, а провинции — на уезды. Согласно новому указу губернии стали делиться только на уезды. Деление осуществлялось без учёта географических, национальных и экономических признаков, в его основу был положен исключительно количественный критерий — численность населения. По новому указу на территории каждой губернии проживало от 300 до 400 тыс. душ, на территории уезда — около 30 тыс. душ. Во главе губернии стоял губернатор, назначаемый и смещаемый монархом. После пугачевского восстания была ликвидирована Запорожская Сечь, а большинство казаков переселили на Кубань.

В связи с принятием губернской реформы 1775 г. полностью изменилась судебная система. Она была построена по сословному принципу: для каждого сословия — свой выборный суд. Была также предпринята попытка отделить суд от местной администрации, но она не удалась: губернаторы имели право приостанавливать исполнение приговоров, некоторые приговоры (к смертной казни, например) утверждались исключительно губернским начальством.

Реформа привела к ликвидации коллегий, за исключением Иностранной, Военной и Адмиралтейской. Функции коллегий перешли к местным органам непосредственно в губерниях. Созданная этой реформой система сохранилась до 1864 года, а административно-территориальное деление – вплоть до Октябрьского переворота 1917 года.

17 марта 1775 г. был издан манифест «О высочайших, дарованных разным сословиям милостях по случаю заключённого мира с турками». В этом манифесте был пункт, который унижал достоинство граждан и предписывал не имеющим капитала свыше 500 рублей именоваться не купцами, а мещанами и по-прежнему платить «подушные». Купцы же всех трёх гильдий освобождались от подушного налога и обязывались платить по 1% от «объявленного ими по совести». Как писала сама государыня, этот манифест лишал её полутора млн доходов в год.

В ходе осуществления реформы были приняты меры по укреплению власти дворянства в центре и на местах. Впервые в российском законодательстве появился документ, определивший деятельность местных органов государственного управления и суда. Так называемая «Жалованная грамота российским городам» в 1785 году фактически зафиксировала два городских сословия — купечество и мещанство. Эти разряды получили основы самоуправления - раз в три года созывалось собрание «градского общества», в которое входили лишь наиболее состоятельные горожане. Постоянно действующим городским органом была «общая градская дума», состоящая из городского головы и шести гласных. Судебными выборными учреждениями в городах являлись магистраты — органы сословного городского самоуправления.

Адам Смит (1723-1790) - шотландский экономист и философ, основатель современной экономической теории, в 1776 году написал фундаментальный труд экономической теории - «Исследование о природе и причинах богатства народов», которым зачитывались все прогрессивно мыслящие люди, включая первых лиц европейских государств.

Смит родился в маленьком шотландском городке Керколди в 1723 году, получил прекрасное образование и в 14 лет поступил в Университет Глазго. К 17 годам он уже завоевал репутацию ученого, хоть и со странностями (современники говорили, что он мог глубоко задуматься среди шумной компании или начать говорить сам с собой, забыв об окружающих), а к 29 годам получил звание профессора и провел в университетах почти всю свою жизнь. В своей книге «Исследование о природе и причинах богатства народов» Смит выдвинул революционную для своего времени идею, что способность создавать богатство бесконечно важнее самого богатства, а увеличение «дохода и капитала» каждой отдельной личности означает возрастание общенационального богатства.

По мнению Адама Смита, чтобы все государство стало богатым, отдельных людей необходимо побуждать к развитию, чтобы у них возникала мотивация больше и качественнее работать и, соответственно, богатеть. Основное место в его теории отведено концепции экономического либерализма «Источниками богатства нации является годичный продукт труда ее членов», - утверждал Смит. Каждый человек, пока не нарушает законов справедливости, может по собственному разумению свободно преследовать собственные интересы, конкурируя своим трудом и капиталом с любым другим человеком. При этом «стоимость всякого товара для лица, которое обладает им и имеет в виду не использовать его или лично потребить, а обменять на другие предметы, равна количеству труда, которое он может купить на него или получить в свое распоряжение. Таким образом, труд представляет собою действительное мерило меновой стоимости всех товаров».

Именно Смит первым предложил отпустить индивидуальный эгоизм на вольные экономические просторы и создать таким образом здоровую естественную конкуренцию, а там «невидимая рука рынка» довершит дело и выведет страну к благоденствию.

Довольно быстро главный труд шотландского мыслителя добрался и до России. Им зачитывались далеко не только ученые мужи. Среди поклонников идей Смита были представители образованной российской интеллигенции. Даже Евгений Онегин у Пушкина «читал Адама Смита и был глубокий эконом, то есть умел судить о том, как государство богатеет, и чем живет, и почему не нужно золота ему, когда простой продукт имеет».

Первый дом Вольного экономического обществе

Несмотря на присланные Екатериной II с припиской «на покупку пристойного дому, как для собрания вашего, так и для учреждения в нем Экономической библиотеки» 6000 рублей, Вольное экономическое общество довольно продолжительное время в буквальном смысле мыкалось по углам. Учитывая состав организации, углы эти располагались, естественно, во дворцах придворных вельмож: семь лет собрания преимущественно проходили на Васильевском острове в бывшем Штегельмановом доме, принадлежавшем в то время графу Григорию Григорьевичу Орлову. Полтора года собирались у графа Романа Илларионовича Воронцова, по приглашению самого домовладельца «яко ревнительного сочлена». Какое-то время коллег-общественников принимал у себя президент ВЭО Александр Иванович Черкасов. С 1773 года «с переменой президента (каждые 4 месяца) переменялось и помещение Общества». Затем без малого четыре года собрания Общества и библиотека располагались в съемных покоях.

Строительство дома Вольного экономического общества длилось 8 лет. Здание, построенное по проекту архитектора Жана-Батиста Валлен-Деламота (спроектировавшего также Большой гостиный двор, здания Академии художеств и Малого Эрмитажа), сохранилось до наших дней и расположено на углу Невского проспекта и Адмиралтейской площади (Невский, д.2). Сейчас это дом генерального штаба, а в конце XVIII века в нем, помимо Общества, располагалась популярная у петербуржцев кондитерская Лареда. Ее посетители, купив мороженое с бисквитами или что-то из привезенных из Парижа сладостей, любили посидеть здесь же и почитать газеты - "Русский Инвалид", "Гамбургский корреспондент" или "Санкт-Петербургские ведомости".

На иллюстрации: Санкт-Петербург, Невский пр-т, д.2, дом генерального штаба (с 1775 по 1844 – дом императорского Вольного экономического общества).

Хозяйство на Петровском острове

Александр I, «желая способствовать распространению в России хозяйственных и земледельческих познаний», в 1801 году предоставил экономистам в безвозмездное пользование часть принадлежавшего императорской фамилии Петровского острова в Санкт-Петербурге со старым дворцом. После расчистки участка от ветхих построек и разросшегося дикого кустарника на нем было организовано первое серьезное опытное хозяйство «для произведения новых сельских опытов и для произращения кормовых трав и прочих огородных и садовых растений и плодов, полезных к разведению в сельском хозяйстве».

Уже спустя два года, в 1803 году на участке произрастало более 300 видов плодовых и хозяйственных деревьев, красильных и кормовых растений, причем не только российских, ни и заморских. На возвышенности стояла оранжерея, рядом с ней – жилой домик садовника, а вокруг красовались ухоженные поля и длинные ряды крепких молодых деревьев и кустарников.

Сад, поля и огород Петровского острова ежегодно самолично проверяли члены совета ВЭО. На одном из выездных собраний в августе 1812 года было даже решено премировать смотрителей опытного хозяйства, так понравились высшим чинам организации чистота, порядок и ухоженность экспериментальных посадок.

Площади хозяйства на Петровском острове позволяли уже в начале XIX века экономистам проводить «сравнительные испытания различных средств, удобряющих почву», и печатать результаты опытов на страницах научных «Трудов» ВЭО. Чтобы компенсировать расходы на содержание довольно большого хозяйства, в 1830 году Общество построило на соседствующих с посадками участках несколько летних домиков и сдавало их горожанам под дачи. Но идеальный рекреационный природный уголок в разрастающейся столице просуществовал недолго. В 1836 году Петровский остров вернулся в ведение императорской фамилии, а ВЭО пришлось осваивать новый опытный участок.

Несостоявшиеся реформы Александра I

Александр считал себя «счастливой случайностью» на престоле царей и с сожалением говорил о «состоянии варварства, в котором находилась страна из-за крепостного строя». В течение месяца после восшествия на престол новый самодержец помиловал 156 заключённых (в том числе сосланного еще Екатериной А. Н. Радищева), снял запрет на ввоз различных товаров и продуктов в Россию (в том числе книг и музыкальных нот), восстановил дворянские выборы и отмененные Павлом денежные пособия на содержание ведущих научных учреждений страны — императорского ВЭО и Российской академии наук, восстановил действие Жалованной грамоты дворянству и городам, ликвидировал Тайную канцелярию и т.д.

В указах и в частных беседах молодой император выражал основное правило, которым станет руководствоваться: на место «произвола личного правления» деятельно водворять строгую законность - разрабатывать фундаментальные законы, которых все ещё почти не было в России.

В попытке ослабить крепостное право близкие друзья императора во главе с ним самим организовали Негласный комитет, который в 1803 году подготовил «указ о вольных хлебопашцах». Позже от личной крепостной зависимости были освобождены крестьяне Прибалтики (там подобная мера вызывала меньше сопротивления со стороны местной знати), полякам и финнам и вовсе была дарована конституция.

В России преобразования были не столь радикальны для общественного строя, несмотря на то, что дело реформирования империи Александр доверил талантливому правоведу М. М. Сперанскому. Тогда была проведена министерская реформа, а также разработан план глобального переустройства империи - создание выборного представительного органа и разделение властей. Но этот проект вызвал активное противодействие со стороны сенаторов, министров и других высших сановников. Пример отца, уничтоженного элитой, которой он упорно противостоял, повлиял и на выбор сына. К 1812 году интерес к реформированию государства, введению конституции и отмене крепостного права у Александра значительно снизился. Осуществление проекта Сперанского царь «отложил до лучших времен», а самого автора накануне войны 1812 года сослал в Нижний Новгород.

Умер Александр 1 декабря 1825 года (в возрасте 47 лет) в Таганроге, «от горячки с воспалением мозга». Позднее появилась легенда, что Александр, измученный угрызениями совести из-за убийства отца, инсценировал свою смерть чтобы удалиться от государственных дел и прожил отшельником под именем старца Фёдора Кузьмича (умер в 1864 года в Томске). Эта легенда до сих пор привлекает внимание исследователей, находит новые подтверждения, но пока остается недоказанной гипотезой.

Что росло на огороде в XVIII - начале XIX века?

Некоторые члены ВЭО занимались распространением среди крестьян садоводства и огородничества, рассказывали о выращивании различных видов овощей. А.Т. Болотов — автор «Деревенского зеркала», этой своеобразной экономической энциклопедии для крестьян — советовал «для перемены в естве (еде) и приправы» (для вкуса) сажать лук, чеснок, горох, бобы простые и турецкие (фасоль), брюкву земляную и «сверхземляную», т.е. кольраби, разные сорта капусты, а также петрушку, пастернак, кервель и др. Разумеется, некоторые из этих овощей и трав встречались и в крестьянских огородах, но довольно редко.

Огородничество, являясь, на первый взгляд, такой же отраслью крестьянского хозяйства, как и полевое земледелие, тем не менее занимало в крестьянской деятельности не ведущее место. Поскольку главные затраты труда русского крестьянина поглощала работа в поле с напряженным циклом трудоемких периодов весенней, летней и осенней поры, то овощеводство в деревне являлось, как правило, занятием женщин и детей, а приусадебные крестьянские огороды были очень небольшими и овощи в них высаживались исключительно для собственных нужд семей. Чаще всего это были морковь, свёкла, репа, огурцы, «серая» (листовая) капуста, лук, чеснок, горох, турецкие бобы (фасоль), брюква, петрушка, пастернак и кервель (пряное растение). Реже где можно было встретить тыкву, редьку, дыни, и даже арбузы, хоть последние «вкусом и весом противу астраханских и царицынских не могут сравниться».

В конце XVIII столетия на огородах усилиями императорского ВЭО уже начала появляться картошка, которую тогда называли «земляными яблоками». Зачастую, правда, ее высаживали в горшках дома и ставили на окна рядом с геранью, считая это растение хоть и не съедобным, но довольно красивым. Высаживать сады, а тем более разбивать на улицах клумбы с цветами ради эстетического удовольствия среди крестьян было занятием непопулярным. На это попросту не хватало времени и сил.

Основными продуктами питания на Руси в конце XVIII века по-прежнему оставались репа, горох, капуста, редька и свёкла. Крайне редко в некоторых уездах сеяли кукурузу, которую называли «пшеничка». Выбор овощных культур был особенно скромен в северных губерниях. По левую сторону Двины в Архангельской губернии сажали морковь, лук, чеснок, красную, белую и "обыкновенную" "серую" (листовую) капусту, а также пастернак. В Холмогорском уезде капуста, свекла, морковь и лук росли лишь местами. Бобы, горох, а также сельдерей и петрушка вырастали "не ежегодно". Хмель рос в очень редких местах. В Мезенском, Шенкурском и Онежском уездах на огородах были лишь капуста, редька и репа, причем капуста родилась "не везде".

В Вологодской губернии серый полевой горох, полевые и огородные бобы росли только по левую сторону Двины, да и то при этом давали толстую шелуху и "весьма мелкие плоды". В северной части губернии сажали лук, картофель, редьку и хрен. Остальные овощи сеяли лишь местами. Капуста здесь хотя и выспевала, но не давала семян, как не давали их репа, редька и брюква. За семенами ездили в Ярославль.

Первый музей, созданный при ВЭО, был посвящен сельскохозяйственной технике

Музей сельскохозяйственных машин, состоящий при императорском ВЭО, знакомил любознательного человека не только с описаниями назначения и характеристик того или иного агрегата, появившегося в мире, но и представлял возможность увидеть, что называется, «в живую» действующие модели различных сельхоз приспособлений или их уменьшенные копии.

Это было, пожалуй, одно из самых хлопотных направлений деятельности императорского ВЭО. Дело «музеума» (как тогда говорили) Вольного экономического общества в Российском государственном историческом архиве включает без малого тысячу листов. Он перерастал одну комнату за другой, в него присылали микроскопы и поделки из соломы, древесные спилы, семена растений, образцы тканей, сохи, плуги, лопаты и сеялки, рыболовные снасти и образцы кирпичей, бумажные прессы и пожарные шланги. Коллекция экономического «музея поля чудес» пополнялась как частными пожертвованиями, так и предметами, переданными (с высочайшего соизволения) от министерств, и даже подарками от представителей императорской фамилии. В 1824 году министр внутренних дел уведомил ВЭО о передаче в «музеум» Общества всех моделей и машин, «относящихся до сельского хозяйства», из Департамента государственного хозяйства и публичных зданий.

Первоначально экспозиция была поделена на несколько тем: сельское и городское хозяйство, «художества и рукомесла», лесоводство, судоходство и гидравлика. Позже экспозиция настолько разрослась, что даже после того, как все «лишнее» (что никак не вмещалось в выделенные для музея помещения) было в очередной раз распределено по различным сельскохозяйственным школам или отправлено на опытные фермы самого ВЭО, напечатанный в типографии каталог с описанием экспонатов музея представлял себе вполне солидную брошюру с сотнями наименований.

История подсолнечника

Культурный подсолнечник — творение рук человека. В природе нет ничего похожего на это стройное одностебельное растение высотой до 2,5 метров с корзинкой-цветком до 30 см в диаметре. Изначально это был куст с небольшими яркими желтыми цветами, «следующими за солнцем». Родина этого растения – Америка. Культурный подсолнечник был выведен в Европе, а масличный — в нашей стране. Впервые о производстве масла из подсолнуха задумались в Европе, существует даже английский патент от 1716 года, описывающий весь этот процесс. Но масштабное производство подсолнечного масла — и мы этим можем гордиться — началось именно в России.

Промышленный процесс производства подсолнечного масла был освоен в 1828 году крепостным крестьянином графа Шереметьева Даниилом Бокарёвым в Воронежской губернии. В 1828 году из семян, присланных ВЭО, он получил неплохой урожай семечек. Вместо того, чтобы вместе с односельчанами лузгать их на завалинке или продавать на базаре, он решил попробовать пустить их под пресс, как это делали при производстве конопляного и льняного масла, и получил вкусное и ароматное масло подсолнечное.

Результаты впечатлили не только окрестных жителей, но и членов Вольного экономического общества. В «Трудах» разместили несколько статей о том, как получать масло из семян «солнечного цветка». Масло подсолнечника быстро приобрело огромную популярность в России, во многом благодаря тому, что его употребление не было запрещено в дни Великого Поста. Отсюда, кстати, и происходит второе название подсолнечного масла — постное масло.

В 1833 году Бокарев построил первый завод по производству подсолнечного масла. А к середине XIX века маслодельным промыслом занимался весь уезд. Интересно, что с этого момента началась обратная миграция подсолнечника из России на его историческую родину – в Южную Америку. В России подсолнух превратился в мощное растение с крупными розетками семян, масло которых серьезно потеснило на рынке «деревянное» (оливковое). Благодаря всему этому подсолнечник стали производить в промышленных масштабах сначала в Европе, а затем и в Америке.

Причины картофельных бунтов XIX века

Сначала взбунтовались удельные крестьяне (1834) из-за массовых отравлений «чертовыми яблоками». Известно, что клубни картофеля зеленеют при хранении на свету, что является признаком повышения в них содержания соланина. Употребление в пищу одного позеленевшего клубня вместе с кожурой вызывает серьезные отравления. Но крестьяне в XIX веке в массе своей об этом не знали, что приводило к гибели людей и общему протесту.

В 1840-1844 годах разгорелось несколько мощных крестьянских восстаний, участниками которых стали 449 тысяч государственных крестьян из северных губерний России, а также из Приуралья и Поволжья (примечательно, что волнения охватили те же регионы, где почти 100 лет назад бушевало Пугачевское восстание). Эти возмущения были вызваны насильственным введением посадки картофеля.

Предшествовал «бунтам» большой недород хлебов в 1839 году, который охватил все районы Черноземья. В 1840 году в Петербург стали поступать сведения, что всходы озимых почти повсеместно погибли, начался голод, толпы народа ходят по дорогам, грабят проезжих и нападают на помещиков, требуя хлеба. Тогда правительство Николая I решило в обязательном порядке расширять посадки картофеля, который к тому времени уже получил название «второго хлеба» и, во многом благодаря инициативе Вольного экономического общества, прижился не только в южных районах страны, но и в Сибири, и в северных регионах.

Особенно быстро площади под посадку картофеля стали увеличиваться в России в 1840—1842 годах, когда в очередной раз было высочайше предписано завести во всех казенных селениях общественные посевы картофеля для снабжения семенами крестьян, с требованием на этот раз издать наставления о возделывании, хранении и употреблении картофеля в пищу. Предписывалось сажать картофель из расчета, чтобы получить из урожая по 4 меры на душу населения. Чиновники на местах, желая угодить начальству, стали выделять под картошку лучшие участки земли, забирая землю у простых людей, чем спровоцировали крестьянские выступления.

24 февраля 1841 года вышло еще одно распоряжение российского правительства «О мерах к распространению разведения картофеля». Тиражом в 30 000 экземпляров по всей России разослали бесплатные наставления по правильной посадке и выращиванию картофеля. Ежегодно всю информацию о выращивании картофеля губернаторы обязывались отсылать в Петербург.

В постановлении предписывалось: «… приступить к разведению картофеля во всех селениях, имеющих общественные запашки. Где нет общественных запашек, посадку картофеля делать при волостном правлении, хотя на одной десятине». Предусматривалась бесплатная или по невысоким ценам раздача крестьянам картофеля для посадки. Но и государственным крестьянам полагалось выращивать картофель на этих участках при волостях безвозмездно, что было воспринято народом как обращение в крепостную помещичью зависимость и до 1844 года породило еще ряд восстаний.

Тем не менее, к концу XIX века картофель прочно обосновался на российских полях. Интерес к этому корнеплоду постепенно рос и со стороны простого народа, ему стала проигрывать даже любимица русских крестьян – репа. К началу XX века в России картофелем было занято более 1,5 млн га полей, и он стал одним из основных продуктов питания россиян.

Императорское ВЭО и распространение картофеля в России

Как только не именовали в Трудах ВЭО картофель в первое десятилетие существования Общества: картофелем, тартофелем, тартюфелем, земляными яблоками и патетосами. В 1765 году этот корнеплод был известен лишь некоторым помещикам и почти не употребим в пищу. Европейцам картошка тоже сначала не пришлась по вкусу, а все потому, что ее пытались есть в сыром виде. А вот за красоту цветков растение ценили и в Европе, и у нас.

Пропаганда возделывания картофеля в России стала одной из первых крупных акций ВЭО. По повелению императрицы Екатерины II посылки с этим новым и неизвестным в нашей стране корнеплодом, а также печатные наставления о способах его разведения и употребления рассылались по всей стране, в Трудах ВЭО регулярно выходили статьи, рассказывающие о хитростях ухода за растением, борьбе с жуком Колорадо (который появился в России, вопреки расхожему мифу времен СССР, еще в начале XIX века), и даже блюдах, которые можно приготовить из картошки. Благодаря инициативе и настойчивости ВЭО постепенно завоевали плантации Европейской части России, затем Сибири и даже Якутии.

Первый удачный эксперимент по высадке картофеля состоялся еще в 1766 году в Олонце, Каргополе и севернее, где привычные русскому крестьянину капуста и огурцы родились редко. Новгородский губернатор Яков Сиверс – большой энтузиаст нововведений, одним из первых губернаторов вступивший в Вольное экономическое общество, распорядился посадить там около 40 кг картофеля и, получив хороший урожай, сообщил об этом в Общество. В его докладе, в частности, отмечалось, что «во всех местах, куда только земельных яблок досталось, всякого чина люди сим новым плодом довольны были, но столько не имеют, чтобы много в пищу употреблять…»

Для закрепления успеха потребовались усилия по организации правильного хранения картофеля, обучению населения способам добывания крахмала из клубней и по борьбе с болезнями корнеплода. С этой целью за счет ВЭО стали издавать популярные брошюры, рассказывавшие о крахмальном и картофельно-паточном производстве, способах приготовления муки и крахмала из мерзлого картофеля.

В 1844 году иркутский гражданский губернатор и другие сторонники этой культуры, заботясь о разведении картофеля в восточных районах страны, обратились в ВЭО с просьбой поспособствовать в поиске и пересылке им дорогостоящих семян картофеля. Общество просьбу выполнило, в Иркутский край было отправлено целых 2 фунта очень дорогостоящих картофельных семян с инструкцией, как получить из них отличный урожай.

Несмотря на то, что не во всех местах культура прижилась из-за климатических условий или нерадивости новоявленных картофелеводов, с этих посадок картофель начал завоевание плантаций Дальнего Востока и Сибири.

По указанию якутского губернатора в 1857 году 10 фунтов картофельных семян через ВЭО было приобретено и отправлено в Енисейскую, Томскую, Тобольскую и Якутскую губернии. Сообщения, поступившие после сбора урожая в Общество, свидетельствовали о том, что картошку научились выращивать по всей Сибири.

Первые шаги второго хлеба

До середины XVIII века картофель, или, как его называли «тартуфель», высаживали в основном на клумбах. На балах он подавался как деликатес, и ели его не с солью, а с сахаром. Попытки наладить массовое производство картофеля и сделать его популярным продуктом во многих местах России встречались с упорным сопротивлением населения. В это трудно поверить, но 250 лет назад наши предки называли «второй хлеб» «чертовым яблоком» из-за довольно частых случаев отравления его плодами. Мало того, среди крестьян бытовало суеверие: картофель родится с головой и глазами, как человек, поэтому есть его - значит есть человеческие души. Особенно яростными противниками были старообрядцы. Они составили поучение о том, что христианину грех употреблять в пищу картофель: «Картоха проклята, чай двою проклят, табак да кофе трою».

Одним из основоположников школы научного картофелеводства в России стал член Вольного экономического общества агроном Андрей Болотов. После отставки в чине капитана он поселился в своём родовом имении Дворяниново в Тульской губернии и приступил к выращиванию картофеля. "Дело, которым я в своем новом доме занимался, состояло в превеликом гвазданье с картофелем, родившимся у нас в сей год в довольном множестве», - писал он.

В 1770 году в трудах ВЭО он опубликовал работу «Примечание о картофеле, или земляных яблоках», в которой изложил агротехнические основы размножения клубней, дал советы по возделыванию и уборке картофеля. Кстати, он применил приём, который способствовал распространению картофеля среди крестьян - днём демонстративно ставил охрану полей, засаженных картофелем, а ночью её снимал. Из любопытства крестьяне стали воровать новый корнеплод и, постепенно, он завоевал популярность.

Обнаружились и другие энтузиасты, как И.М. Комов - русский учёный, агроном, автор трактата «О земледелии», в котором он писал, что «из всего овоща нет полезней земляных яблок; яблоки же земляные заменою хлеба служат».

Однако, картофельные бунты показали, что и к середине XIX века простой народ в силу различных суеверий и безграмотности все еще не принял картофель, не научился правильно его хранить (люди умирали от отравлений, употребляя в пищу позеленевшие на свету клубни). Императорское ВЭО издало несколько книг и брошюр о выращивании, хранении, приготовлении и переработке картофеля. Книги были настолько популярны, что выдержали несколько изданий.

С помощью Вольного экономического общества развернул свою деятельность и селекционер-самородок, петербургский огородник и семеновод Ефим Грачев. Свои сорта он демонстрировал на всемирных выставках в Вене, Кёльне, Филадельфии. За развитие овощеводства Е. Грачев был награжден 10 золотыми и 40 серебряными медалями, был избран членом Парижской академии сельскохозяйственных наук. На своем участке он высаживал и всесторонне испытывал более 200 сортов различных овощей, в том числе и картофеля. Лучшие из них он размножал и распространял по всей территории России. После его смерти дело некоторое время продолжал сын - В.Е. Грачев. В 1881 году на выставке Вольного экономического общества он демонстрировал 93 сорта картофеля.

История сельхоз образования в России

Первое учебное заведение для распространения среди крестьян передовых сельскохозяйственных знаний и подготовки специалистов для помещичьих хозяйств появилось в России еще в конце XVIII века.

По велению императора Павла I в 1797 году близ Санкт-Петербурга была открыта Школа практического земледелия. Обучение в ней длилось всего три года. Помимо студентов Московского университета и духовных семинарий, а также подопечных воспитательных домов, в школу записывали детей из крепостных семей и взрослых казенных крестьян в возрасте 20—35 лет. По аналогии с рекрутской повинностью, последних в положенном количестве из своей общины выбирали сами крестьяне, и относились к отправке односельчан на учебу соответственно: «…домашние считали их потерянными без возврата и провожали их из селения с плачем; у иных жены, сочтя взятых в учение мужей пропавшими, выходили снова замуж; у других дома были проданы, как выморочные; сами мужики, отторгнутые от своих жилищ, ехали в школу с твердым намерением забыть новые правила». Понятно, что «никакого хорошего влияния на хозяйство» в удельных имениях заведение не оказало, но казне при этом обошлось в баснословные по тем временам деньги (200 641 руб. за пять лет). В 1803 году ради «сохранения казенных выгод и спокойствия поселян» школа была упразднена.

Спустя 30 лет Министерство государственных имуществ для обучения и устройства быта государственных крестьян в разных частях империи организовало восемь образцовых учебных ферм. Автор проекта граф П.Д. Киселев справедливо полагал, что улучшение сельского хозяйства «не может быть достигнуто иначе, как постепенным приготовлением для этого из поселян молодых людей, которые получив надлежащие сведения…, могли бы впоследствии образовать образцовые усадьбы» на своих землях. Надлежащими сведениями являлись Закон Божий, русская грамматика, начала арифметики, основы земледелия, полицейский устав в части обязанностей поселян и сведения о «скотоврачении простыми средствами». Просуществовали фермы без малого три десятка лет и выпустили в общей сложности около двух с половиной тысяч грамотных земледельцев. Но ни один из них не вел «улучшенного» хозяйства на своих землях! Образцовых крестьян-хозяев из них так и не получилось, выходили все больше «надсмотрщики» - управляющие в дворянских имениях. Но и перспективная с точки зрения денег должность не вдохновляла крепостных отправлять своих детей на учебу. Как только была отменена обязательная «повинность» присылать на фермы учеников, среди крестьян не нашлось желающих добровольно терять 4 года на получение образования. До 1862 года все образцовые фермы были закрыты.

Однако, значительных и впечатляющих результатов в распространении прогрессивных знаний по части земледелия в крестьянской среде добивались скорее энтузиасты, нежели чиновники. Личная убежденность и инициатива, поддержанные общественными силами в лице Вольного экономического общества, а позже - вышедшими из него региональными сельскохозяйственными организациями, приносила свои плоды.

Школа графини Строгановой

В 1824 г. графиня Софья Владимировна Строганова, известная своим деятельным участием в Вольном Экономическом обществе, владелица громадной семейной вотчины в Пермской губернии (Строгановского майората), представила в совет ВЭО проект учреждаемой ею в Санкт-Петербурге «Частной горнозаводской школы».

«Главной целью школы в Петербурге, − писала Софья Владимировна в своем докладе Обществу, − доставить образование по части сельского хозяйства и горных дел и ремесел крепостным молодым людям обоего пола, преимущественно мужского, из моих вотчин, выбираемых из сирот». Впоследствии в школу стали поступать юноши и из «других господских и вольных людей». Спустя 11 лет после открытия она была переименована в «Школу земледелия, горных и лесных наук».

Школа Строгановой имела два отделения - теоретическое в Санкт-Петербурге и практическое в графском имении Марьино. Первыми учениками были присланные из Строгановского майората 50 крестьянских сирот. На горнозаводское отделение в Санкт-Петербурге направлялись мальчики, успешно окончившие пятилетний курс обучения в школах Строгановских заводов на Урале. Для содержания сирот в училище графини Строгановой Вольное экономическое общество учредило две стипендии по тысяче рублей в год.

Занятия проходили в весенне-летнее время. Школе было предоставлено 56 десятин пахотной земли (1 дес. – 1,09 га), 35 десятин покоса, 450 десятин леса, сад и огород. Там же были устроены мастерские для изготовления земледельческих орудий и машин, образцы которых закупались в Европе. Преподавали в школе преимущественно выпускники Московской земледельческой школы (основана в 1822 году для подготовки приказчиков и межевиков из крепостных крестьян), а позже и выпускники Санкт-Петербургской школы, прошедшие обучение и стажировку в Европе. Для занятий приглашались и университетские профессора.

Уровень обучения был настолько высок, что знакомые графини стремились пристроить в эту школу своих родственников и воспитанников. Многие ее выпускники, даже не получив дальнейшего образования, оставили о себе память ценными научными трудами и общеполезной деятельностью.

Школа просуществовала 19 лет, в течение которых на нее было потрачено более миллиона рублей. Эффект от вложенных средств – сотни образованных специалистов, которые впоследствии стали управляющими и администраторами, смотрителями промыслов, приказчиками и бухгалтерами, горными мастерами, лесничими, агрономами в имениях графини. Примечательно, что окончивший школу крестьянин после женитьбы получал в пользование до 30 десятин земли под хлебопашество, сенокос и лес.

За этот проект ВЭО наградило графиню С.В. Строганову золотой медалью, а в зале заседаний совета Общества был установлен ее бюст.

Незадолго до своей кончины графиня сама закрыла школу и продала все ее имущество. Весть о закрытии учебного заведения была с большим сожалением встречена в уральских владениях графини. Один из выпускников школы Строгановой писал в своих воспоминаниях: «Закрытие Санкт-Петербургской школы в начале не очень меня огорчило, но с возвращением в 1845 году из школы брата Якова, кончившего курс по горнозаводскому отделению, слушал его рассказы об обучении, о его знаниях… чувствовал я его громадное превосходство в умственном и физическом отношении. Я проникся страшным желанием еще учиться, и тогда-то я почувствовал всю глубину лишения от закрытия Санкт-Петербургской школы».

Программа президента Н. С. Мордвинова

«Граф Мордвинов был предан общественному делу до самозабвения, и когда дело шло о пользе любимого им отечества, отдавался ему полностью, не щадя ни своих трудов, ни собственного достояния», - писал историк императорского ВЭО А. И. Ходнев.

Это был один из самых ярких и насыщенных периодов деятельности ВЭО. Для своего президентства, которое длилось 17 лет, Н. С. Мордвинов собственноручно составил руководство, в котором перечислил главные цели и задачи Общества: «Направлять и вводить во всеобщее употребление способы, созидающие народное богатство, стяжаемое из первых трех источников: земли, рукоделия и промышленности. К достижению таковой цели Общество вознамерилось принять в руководство:

  1. Предложение наград за удовлетворительное решение задач, за изобретение и за усовершенствование способов и правил, ведущих к цветущему состоянию в России земледелия, художеств и промышленности.
  2. Учреждение ежегодных выставок в образцах усовершенствованного российского рукоделия для всеобщего распространения по фабрикам, заводам и ремеслам.
  3. Испытание новоизобретаемых орудий и машин, облегчающих в земледелии и художествах работу человеческую.
  4. Устроение на счет Общества таких орудий и машин и введение оных во всеобщее употебление.
  5. Доведение до всеобщего сведения всех наблюдений и открытий, польза коих самим опытом будет доказана.
  6. Выписывание моделей разных полезных орудий и машин, могущих служить образцами для желающих у нас устроить таковые в заведениях своих.
  7. Устроение особой мастерской для делания означенных моделей и рассылки оных по губерниям.
  8. Произведение пособий подвизающимся в трудах, к цели Общества направляемых.
  9. Поощрение публичных чтений по физике, механике, химии, минералогии как наук, присвоенных технологии, доведением учебных курсов за меньшую цену, нежели сколько они ноне стоят, и дабы тем самым распространить сведения в показанных науках.
  10. Соединение взаимными пользами сословия ученых с теми, кои приводят в употребление полезные открытия и умоначертания, как то: химиков, механиков, минералогов, ботаников с домоводцами, фабрикантами и заводчиками, ибо тесная между ними связь к водворению и распространению всякого усовершенствования в упражнениях и работах, цель общества составляющих».

Меж двух огней

На протяжении 30 лет правления Николая I в центре его внимания был крестьянский вопрос. Именно в правление Николая I впервые в истории России произошло резкое сокращение численности крепостных крестьян — их доля в общей численности населения, по разным оценкам сократилась с 57-58 % в 1811—1817 годах до 35-45 % в 1857—1858 годах и они перестали составлять большинство населения. Очевидно, немалую роль сыграло прекращение практики «раздачи» государственных крестьян помещикам вместе с землями, процветавшей при прежних царях, и начавшееся стихийное освобождение крестьян.

Спустя год после восстания декабристов 6 декабря 1826 года государь создал секретный комитет для подготовки важных государственных преобразований на основе проектов, сохранившихся в кабинете покойного императора Александра I. Первым шагом комитета стала реформа управления государственной деревней. В 1837 году было учреждено Министерство государственных имуществ, с помощью которого удалось упорядочить управление государственными крестьянами, регламентировать взимание с них податей и набор в рекруты. В деревнях начали открываться школы, больницы. Малоземельные сельские общества стали переезжать в другие губернии на свободные земли, а на карте страны там и тут стали появляться всевозможные «слободы» - освобожденные на какое-то время от общинных сборов поселения переехавших с малоземельных участков крестьян (так в русском языке появилось слово «свобода» - производное от «слобода»).

Однако, дальше преобразования продвинуть не удалось. Помещики были недовольны реформой, многие считали, что меры по улучшению быта государственных крестьян усиливают тяготение господских крепостных к переходу в казенное ведомство. Историки отмечают, что при Николае I крепостное право изменило свой характер – из института рабства оно превратилось в институт натуральной ренты, который в какой-то мере защищал права крестьян. Ряд законов улучшал их положение. Было строго запрещено продавать крестьян (без земли) и ссылать их на каторгу (что ранее было обычной практикой), крепостные получили право владеть землей, заниматься предпринимательством и приобрели относительную свободу передвижения.

Стремительными темпами рядом с массой нищих и обездоленных крестьян рос слой «капиталистых» - занимавшихся торговлей, ростовщичеством, вкладывавших свои деньги в промышленное производство. Из богатых крестьян выходили крупные предприниматели, которые выкупались на свободу и открывали свои фабрики, тесня, таким образом, помещичьи вотчинные производства. Яркими примерами могут служить предпринимательские династии Морозовых, Прохоровых, Гарелиных и др.

В отличие от промышленности, сельское хозяйство развивалось медленно. Некоторые помещики пытались рационализировать свое хозяйство: выписывали заграничные машины, внедряли новые приемы обработки земли, разводили породистый скот. В некоторых губерниях они стали использовать вольнонаемный труд. Но повсеместного развития эти нововведения не имели: не хватало свободных рабочих рук. Большинство помещиков единственным средством увеличения своих доходов видели повышение оброка и барщины. Это вело к разорению новых крестьянских хозяйств и крестьянским бунтам.

Недовольство высших слоев наряду с волнениями крестьян привели Николая к убеждению, что хоть крепостное право и зло, но попытки его немедленного устранения грозят протестом со стороны всех сословий.

Экономические причины восстания декабристов

Как известно, после войны 1812 года император Александр I отказался от проведения либеральных реформ. Итогом проводимой им политики стал раскол между народом и властью. В оппозиции к царизму стала выступать часть дворянской интеллигенции, требуя отмены или хотя бы ослабление крепостной зависимости. Крепостническая система препятствовала обновлению и восстановлению государства, тормозила развитие производства и препятствовала становлению в ней капиталистических отношений. Расширение товарно-денежных отношений и применение вольнонаемного труда, техническое перевооружение промышленности вынужденно сочеталось с рутинным натурально-патриархальным укладом.

Яркой иллюстрацией того, как крепостное право препятствовало нормальному развитию страны, были мануфактуры. Не связанные с государством, они работали на рынок (прежде всего в легкой промышленности, продукция которой уже имела массового покупателя), используя вольнонаемный труд. Владельцами мануфактур становились разбогатевшие крестьяне-промысловики, а работали на них крестьяне-отходники. За этим производством было будущее, но владельцы промышленных предприятий обычно сами находились в крепостной зависимости и вынуждены были значительную часть доходов в виде оброка отдавать хозяевам-помещикам. Рабочие юридически и по сути своей оставались помещичьими крестьянами, стремившимися, заработав на оброк, вернуться обратно в деревню к семьям и хозяйству. Рост производства затруднялся и относительно узким рынком сбыта, расширение которого, в свою очередь, было ограничено низкой покупательной способностью населения, большинство которого – подневольные крестьяне, не имело возможности свободно распоряжаться результатами собственного труда.

И в высшем обществе, и в народе росло напряжение. Радикально настроенное дворянство, среди которых было много офицеров, прошедших Отечественную войну и заграничные походы, теряло надежду на мирное преобразование страны. Публицист А. А. Бестужев писал, что воины, вернувшись из армии домой, говорили: «Мы проливали кровь… а нас опять заставляют потеть на барщине! Мы избавили родину от тирана, а нас опять тиранят господа!»

Возросли выступления крестьян против помещиков в голодные 1820-е годы. Наиболее значительными были волнения на Дону. Крепостные рабочие также выступали с протестами, требуя повышения заработной платы, изменения расценок, смены мастеров, улучшения снабжения продовольствием. За первую четверть XIX века известно свыше 64 случаев выступлений рабочих. Из них 27 случаев относится к 1800—1813 годам и 37 — к периоду с 1814 по1825 год. Подавляющее число волнений (62 из 64) относится к крепостным рабочим на мануфактурах. Бунты в деревнях и на заводах длились зачастую более двух месяцев, а для их усмирения применялись войска.

Тезисы всенародного манифеста декабристов, составленного, по свидетельству С. П. Трубецкого, им совместно с К. Ф. Рылеевым 13 декабря 1825 года:

  1. Уничтожение бывшего правления.
  2. Учреждение временного - до установления постоянного, выборными.
  3. Свободное тиснение, и потому уничтожение цензуры.
  4. Свободное отправление богослужения всем верам.
  5. Уничтожение права собственности, распространяющейся на людей.
  6. Равенство всех сословий пред законом, и потому уничтожение военных судов и всякого рода судных комиссии из коих все дела судные поступают в ведомство ближайших судов гражданских.
  7. Объявление права всякому гражданину заниматься, чем он хочет, и потому дворянин, купец, мещанин, крестьянин - все равно имеют право вступать в воинскую и гражданскую службу и в духовное звание, торговать оптом и в розницу, платя установленные повинности для торгов. Приобретать всякого рода собственность, как то земли, дома в деревнях и городах. Заключать всякого рода условия между собою, тягаться друг с другом перед судом.
  8. Сложение подушных податей и недоимок по оным.
  9. Уничтожение монополий, как то: на соль, на продажу горячего вина и проч., и потому учреждение свободного винокурения и добывания соли, с уплатою за промышленность с количества добывания соли и водки.
  10. Уничтожение рекрутства и военных поселений.
  11. Убавление срока службы военной для нижних чинов и определение оного последует по уравнении воинской повинности между всеми сословиями.
  12. Отставка всех без изъятия нижних чинов, прослуживших 15 лет.
  13. Учреждение волостных, уездных, губернских и областных правлений и порядка выборов членов сих правлений, кои должны заменить всех чиновников, доселе от Гражданского правительства назначаемых.
  14. Гласность судов.
  15. Введение присяжных в суды уголовные и гражданские.

Шестнадцатипольная система земледелия

Описание оборота культур при шестнадцатипольной системе на примере посадок и посевов на одном поле:

1-й год - это пар с посевом однолетних трав на подкорм скоту или для заготовки в виде сена. После весенней вспашки на этом поле производился посев овса в смеси с бобовыми культурами: горохом, викой, чечевицей. Также существовал и черный пар, под который пашню делали только осенью, перед заморозками, а летом, по мере прорастания трав и сорняков на этих полях устраивались пастбища. Как в первом, так и во втором случае в августе происходила обработка полей запашкой или культивированием для посева озимых культур - ржи и пшеницы. Ранней весной по насту на некоторых полях с рожью сеяли семена клевера, где они росли 4-й, 5-й и 6-й год, а на 7-й год после скашивания на заготовку корма для лошадей по клеверищу устраивались пастбища крупного рогатого скота. Осенью перед заморозками поля глубоко перепахивались на переворачивание земляного пласта. В следующем (8-м) году эти поля культивировались, и по ним сеяли ячмень, овес, яровую пшеницу, после дополнительной обработки - гречиху. Следующий (9-й) год на этом поле сажали пропашные культуры, как правило, картофель или свеклу. Подготовка земли осуществлялась следующим образом: поле распахивалось, затем высаживались клубни картофеля под плуг или высевалась свекла, затем всходы окучивали, а после сбора урожая поля вновь распахивались. В следующем (10-м) году на них высевался, как правило, лен и другие аналогичные технические культуры. На 11-й год после весенней вспашки сеяли, как правило, гречиху. Следующий (12-й) год или осенью, или весной высевались многолетние травы: тимофеевка, люцерна и др. Под многолетними травами поле находилось 3-4 года. В последний год поля с многолетними травами могли использоваться только как пастбища, хотя и предыдущие годы на полях с многолетними травами всегда пасли крупный рогатый скот. На 16-17-й год цикл повторялся заново, поле уходило под пар. Исключением из этого правила были поля с истощенными почвами, их, как правило, выводили из севооборота и называли эти поля залежными. На них осуществлялся интенсивный выгульно-пастбищный процесс.

Общество переезжает

В начале 1840 годов Николай I распорядился провести реконструкцию комплекса зданий генерального штаба, к которому вплотную примыкал дом императорского ВЭО. В марте 1844 года состоялась сделка, по которой здание на Невском, д.2 отходило военному ведомству. Экономисты начали подыскивать для себя новый дом. Переезд состоялся в начале лета того же дома.

Дом Галченковой, «как бы нарочно устроенный для Общества», располагался на углу Обуховского проспекта и 4-й роты Измайловского полка (сейчас это пересечение Московского проспекта и 4-й Красноармейской улицы), в трех с небольшим верстах от прежнего здания на Невском проспекте. Предложение переехать из яркого и шумного центра в неказистый район казарменной застройки было встречено членами ВЭО с понятным недовольством. Такие же чувства испытал бы любой, кому сегодня, к примеру, предложили бы в Москве с Манежной площади перебраться в Южное Бутово. Однако, после протекции и плохо скрываемого нажима со стороны тогдашнего президента Общества принца Ольденбургского переезд все же состоялся. В 1846 году в надворном флигеле здания был надстроен второй этаж, в помещениях установили 13 утермарковских печей (популярная тогда обшитая железом круглая кирпичная печь) и газовый аппарат. И дом Галченковой, а с ним и ВЭО, обрели свою новую жизнь.

Как писал непременный секретарь императорского ВЭО С.С. Джунковский, «в этом доме, кроме зал Обществом, библиотекою и музеем занимаемых, помещаются еще мастерская IV Отделения и химическая лаборатория, для каковых нанималась прежде особая квартира за 900 руб. сер. в год. Сверх того, живут в нем следующие лица: библиотекарь, он же и смотритель дома, смотритель музеума, письмоводитель 1-го Отделения и служители. Также помещается депо семян и имеется несколько запасных комнат, на случай увеличения библиотеки и музея. Дом, в отношении изящества отделки, удобности помещения, соответствует требованию Общества, как каждый из членов может удостовериться личным осмотром».

В доме Галченковой Императорское Вольное экономическое общество отмечало свои юбилеи – столетний, стодвадцатипятилетний, стопятидесятилетний. Со всех концов России и из-за границы шли поздравительные письма и телеграммы в Измайловский полк. В торжественном собрании 31 октября 1865 года в доме ВЭО был зачитан рескрипт императора Александра II, в котором, в частности, говорилось: «воздавая полную справедливость столь полезной прошедшей деятельности Общества, я уверен, что оно и впредь, при новых условиях экономического быта России, будет действовать плодотворно на пользу дорогого нам Отечества и тем сохранит наше постоянное у нему благоволение».

Частные школы для крестьян

Из доклада действительного статского советника, члена-корреспондента ученого комитета при Министерстве государственных имуществ С. С. Лашкарева на заседании совета императорского Вольного экономического общества, 24 апреля 1847 года:

«… Нет сомнения, что в настоящее время есть уже много таких лиц, которые обратили внимание на соответственное потребностям быта и времени обучение собратий своих по Христу, врученных промыслом их отеческой заботливости... Не могу лишить себя удовольствия повторить здесь имена некоторых лиц, на истинно доблестные труды которых указывает Московское общество сельского хозяйства:

Лебединский (Харьковского уезда) помещик Стремоухов за 30 лет до сего завел у себя ремесленную школу крестьян и крестьянок.

У князей Ширинских-Шихматовых в Можайском уезде (Московской губернии) тоже 30 лет как существует школа для религиозно-нравственного воспитания крестьянских детей.

Весьма известны школа для фабричных под Москвою на Трех Горах господ Прохоровых и школа пчеловодства и грамотности господина Прокоповича близ Бутурина в Черниговской губернии. Купяский помещик И. Ф. Клепацкий давно имеет школу грамотности и церковного пения.

Пятигорский помещик Ребров обучает детей крестьян своих у себя дома.

В 1842 году учреждена школа для крестьянских мальчиков, а в 1845 и для девочек в Херсонской губернии, александрийского уезда, вдовою генерал-майора М.И. Репнинского.

В 1846-1847 годах вновь учредились и учреждаются школы: у князя В. В. Львова, близ станции Подсолнечной на Петербургско-московском шоссе, для крестьянских детей обоего пола; у Данковского помещика Н. П. Шишкова, у Харьковского П. В. Шабельского и Малоярославского помещика Лисевича, у последнего маленькая школа названа «грамотной избою». Княгиня О. В. Барятинская учредила в Золотоношском уезде детский приют; наконец, учение грамотности крестьянских девочек началось в Лохвицком уезде в имении графини М. П. Комаровской; в Скопинском у Е. А. Курбатовой, и в Бежецком у ее высокопревосходительства А. Е. Шиповой.

Впрочем, сколько бы ни было их, я уверен, что число их ничтожно в сравнении с потребностью общего населения помещичьих имений. Пройдет лет 10, 15, много 20, и помещичьи крестьяне далеко отстанут в образовании от свободных хлебопашцев, крестьян государственных и удельных. А кто будет этому виною, как не сами помещики?

Кому ближе, как не императорскому Вольному экономическому обществу принять на себя заботливость о распространении грамотности между крестьянами на религиозно-нравственном основании и с направлением чисто практическо-земледельческим, или ремесленным, смотря по местности...»

Мечта о школах Сергея Лашкарёва

Сергей Лашкарёв прожил всего 53 года. Являясь образованным и прогрессивным человеком, он интересовался географией, промышленным производством, включая такие экзотические отрасли, как шелководство и добыча селитры, но делом всей его жизни без преувеличения можно назвать распространение в России народного образования.

Окончив юридический факультет Петербургского университета, С. С. Лашкарев недолго проработал в Министерстве иностранных дел, затем увлекся изучением сельского хозяйства и, подав в отставку, занялся управлением имения отца. Этот опыт позволил ему выявить ряд общих для России проблем. Свои наблюдения о сельском хозяйстве и крестьянском быте Сергей Лашкарев сформулировал в статьях, которые в 1843 г. были опубликованы в «Журнале Министерства государственных имуществ» и вызвали серьезный общественный резонанс. Автора пригасили на государственную службу в сельскохозяйственный департамент Министерства государственных имуществ.

Помимо экономических вопросов, Сергея Лашкарева заботила проблема тотальной неграмотности крепостных крестьян. По его подсчетам, на 1000 крестьянских детей только один мог читать-писать. Распространение народного образования стало, без преувеличения, делом всей его жизни. Являясь членом императорского Вольного экономического общества, Лашкарев дважды (в 1847 и в 1859 годах) вносил предложение об организации при нем Комитета грамотности. Революционные события в Европе не давали возможности быстро реализовать этот проект, так как российские реакционеры боялись спровоцировать подобные волнения и в России и воспринимали идею о народном образовании исключительно как угрозу политическому строю.

Однако Сергей Сергеевич не сдавался, продолжал работать над проектом Комитета грамотности, публиковал в прессе статьи на соответствующую тему. Лашкарев настаивал на том, что членами комитета грамотности могут быть не только мужчины, но и представительницы слабого пола, и вообще ратовал за участие женщин в деле просвещения. На заседаниях ВЭО он рассказывал о самых интересных событиях в области народного образования, в частности – о проекте «Общества для распространения грамотности и первоначального образования», составленном писателем И. С. Тургеневым.

В итоге 13-летняя борьба увенчалась успехом: в 1861 году императорское Вольное экономическое общество учреждает комитет грамотности при своем отделении вспомогательных наук и назначает С. С. Лашкарева его председателем.

Сергей Сергеевич возглавлял Комитет всего 3 с небольшим года, но продолжал активную деятельность в этой сфере до самой смерти: при его участии в деревнях открываются школы, в Петербурге создается учебное заведение для подготовки сельских учительниц, издается журнал «Занятия комитета грамотности», закупаются и рассылаются по школам книги, немалая часть - на личные деньги самого Лашкарева. Идеи просвещения популяризуются в обществе, все чаще заговаривают о народных музеях, библиотеках и театрах.

Образование помещичьих крестьян зависит единственно от самих помещиков

«Меры по образование низшего класса слишком далеко отстают от настоящего просвещения прочих классов общества», - говорил, выступая на заседании совета императорского Вольного экономического общества в апреле 1847 года действительный статский советник, член-корреспондент ученого комитета Министерства государственных имуществ Сергей Сергеевич Лашкарев. По его подсчетам, из 1000 крестьянских детей на тот момент в России мог читать-писать лишь один. Он предлагал учредить при ВЭО Комитет грамотности, который будет «побуждать помещиков к учреждению у себя сельских училищ».

«Общество наше имеет президентом его императорское высочество принца Ольденбургского, основателя и самого деятельного попечителя многих учебных и человеколюбивых заведений, - говорил С. С. Лашкарев, - в лице вице-президента и в числе членов – многих заботливых помещиков и главнейших сановников государства, в возвышенных чувствах которых не может не быть и теплого желания содействовать успехам религиозно-нравственного образования земледельцев… нет сомнений, что императорское ВЭО не оставит принять участие в этом благородном деле… заняться содействием распространению грамотности вообще между крестьянскими детьми обоего пола (и не одной церковной, а вместе и гражданской), с направлением нравственно-религиозным и отчасти практическо-хозяйственным».

Начать свои действия Комитет должен был с собирания сведений об уже существующих крестьянских школах. Обобщив и проанализировав сведения об учебных методиках, разработав программы для частных сельских школ, а также составив перечни книг и учебников для народного образования, члены Комитета грамотности, по мнению С. С. Лашкарева, могли бы серьезно помочь помещикам в выборе «способов к учреждению в своих имениях учебных приютов для крестьянских детей, грамотных изб или хотя только воскресного чтения».

Затем Обществу предстояло бы:

  1. Поощрять составление книжек для сельского чтения в духе нравственно-религиозном, так равно и руководство простых и удобопонятных для крестьян по всем отраслям сельских занятий.
  2. Печатать и по сходной цене продавать и рассылать бесплатно эти книжки гг. помещикам, которые, учредив у себя школы, известят о том Общество.
  3. Поощрять сельских священников и других лиц, с наибольшим усердием и успехом занимающихся обучением крестьянских детей, награждая их медалями, подобно как и оспопрививателей, по представлению или засвидетельствованию губернского начальства.

Реализовать идею С. С. Лашкарева удалось лишь после отмены крепостного права. 7 апреля 1861 года при императорском ВЭО начал работать Комитет грамотности, созданный по его проекту. До тех пор революционные события в Европе побуждали реакционно настроенные российские власти смотреть на народное образование как на первейшую угрозу политическому строю.

Экономический кризис второй четверти XIX века

Во второй четверти ХIХ века в классическом помещичьем хозяйстве, основанном на крепостном труде, отчетливо проявляются кризисные черты. Во-первых, оно все более теряет натуральный характер и втягивается в товарно-денежные отношения. Во-вторых, в центрально-промышленных губерниях помещики все чаще переводят крестьян на оброк и те уходят на заработки на фабрики и заводы. К середине века оброчные крестьяне составляют от 65 до 90%. В-третьих, постоянно увеличивая барщину и площади помещичьих запашек, дворяне все чаще лишают крестьян земли и переводят крестьян на месячину, вовсе лишая их земли и выдавая им паёк за их труд продуктами и одеждой. Следствием вышеназванных пунктов становится падение производительности труда в помещичьих имениях и рост оброчных платежей.

Крепостное хозяйство помещиков отживало свое время. Необходимые условия его существования и развития (господство замкнутого натурального хозяйства, система крестьянских наделов, личная зависимость крестьян от помещиков, рутинная техника обработки земли) на протяжении первой половины XIX века неуклонно отмирали.

Помещичьи имения все более вовлекались в рыночные отношения: увеличивалось производство товарного хлеба, расширялись посевы картофеля, сахарной свеклы и других технических культур, вводились травосеяние и многополье, развивалось скотоводство, основывались предприятия по первоначальной обработке сельскохозяйственного сырья и т. д. Товарно-денежные отношения охватывали и крестьянские хозяйства, особенно в тех нечерноземных губерниях, где преобладал оброк и где издавна были развиты мелкая крестьянская промышленность и отхожие промыслы. В промышленности началась конкуренция между крепостным трудом и вольнонаемным.

В 1830-1840-е годы в России начался промышленный переворот. Были построены первые железные дороги, по рекам стали ходить пароходы, от мануфактур промышленное производство перешло к фабрикам, ручной труд постепенно стал заменяться машинным. Россия все еще сохраняла свое традиционное экономическое и социальное устройство, но экономика страны начала существенно отставать от темпов развития экономики западноевропейских государств.

История первой сельскохозяйственной выставки

К середине XIX века крупнейшие, известные всему миру национальные ярмарки ощутили давление развивающейся промышленности и международной торговли. С появлением товарных бирж и началом формирования системы сбыта продукции через магазины они стали терять свое былое значение, кое-где превращаясь в сезонные торги и даже мелкие «торжки» - сельскохозяйственные ярмарки, на которых крестьяне продавали свои запасы и в обмен покупали необходимые для своих нужд продукты. Среди российского предпринимательства все популярнее становилась идея, что ярмарочный сбор товаров должен способствовать, помимо торговых целей, обмену опытом, знаниями, техникой, искусствами, навыками ремесел и научными достижениями.

Именно тогда Вольное экономическое общество выступило с инициативой провести в Санкт-Петербурге первый смотр крупного рогатого скота и других домашних животных, «содержимых для молока, шерсти и проч». Обращение к императору (решение о проведении выставки принималось на самом высшем уровне!) составил лично президент ВЭО, его императорское высочество принц Петр Ольденбургский. Но императора Николая I идея эта не вдохновила, даже несмотря на то, что Общество готово было выделить из своих средств 10 тысяч для постройки выставочных «павильонов». Высочайшее повеление от 23 марта 1845 года предписало проводить выставки «сельских произведений» в тех местах, «где состояние сельского хозяйства того требует».

Александр II к проекту проведения всероссийской сельскохозяйственной выставки в столице, представленному его императорскому величеству в 1849 году, отнесся доброжелательно - «предложение сие есть полезное дело» - и повелел отдать в распоряжение выставочного комитета манеж конного полка лейб-гвардии. Но и экономисты за семь лет успели обдумать первоначальную идею сельскохозяйственного смотра и решили экспонированием волов, буренок, овец и свиней не ограничиваться. К 1850 году члены императорского ВЭО подготовили полноценную выставку достижений сельского хозяйства.

Ольденбургский Петр Георгиевич: принц и меценат

Принц Ольденбургский родился всего за несколько дней до Бородинского сражения, в Ярославле, где его отец Георгий Петрович Ольденбургский руководил сбором ополчения, устраивал лазареты, снабжал продовольствием проходившие через губернию полки и распределял по городам военнопленных, а мать, великая княгиня Екатерина Павловна, на собственный счет организовала отдельный батальон, принявший впоследствии участие во многих битвах войны с Наполеоном.

Воспитывался Петр Ольденбургский в Германии, с особенной любовью занимался юридическими науками и логикой, после получения Грецией политического суверенитета считался главным претендентом на греческий престол, но в конце 1830 года был приглашен дядей, императором Николаем I, на русскую службу, где вскоре убедился, что России остро не хватает чиновников с юридическим образованием. В 1835 году по проекту принца, разработанному совместно с М.М. Сперанским, было создано Училище правоведения, заботиться о котором Петр Георгиевич не прекращал почти полвека, до самого конца своей жизни. Незадолго до смерти им было создано «Русское общество международного права», на открытии которого 31 мая 1880 года принц высказал основной критерий цивилизованных международных отношений: «Где нет уважения к праву, там нет и мира».

Принц Ольденбургский являлся почётным опекуном и председателем Санкт-Петербургского опекунского совета, главным начальником женских учебных заведений ведомства Императрицы Марии, почётным членом различных ученых и благотворительных обществ, председателем Российского Общества международного права, покровителем Глазной лечебницы, помимо Училища правоведения, был попечителем Санкт-Петербургского Коммерческого училища, императорского Александровского лицея, Киевского дома призрения бедных.

10 марта 1867 году принц Ольденбургский на собственные средства открыл в Петербурге детский приют на 100 детей под наименованием «Приют в память Екатерины и Марии», с 1871 года переименованный в «Детский приют Екатерины, Марии и Георгия». Его средствам и попечению обязаны возникновением и развитием женский институт принцессы Терезии Ольденбургской, детская больница принца Петра Ольденбургского, больницы Обуховская, Мариинская, Петропавловская, а также Свято-Троицкая община сестёр милосердия.

Блистательная и умная, решительная и благородная

Родившись в семье немецкого принца, Шарлотта (будущая великая княгиня Елена Павловна) получила образование в парижском пансионе, обладала энциклопедическими знаниями и тонким чувством изящного. В возрасте 14 лет была сосватана за русского великого князя Михаила Павловича, приняла православие и русское имя – Елена Павловна. В своем стремлении познать новую родину она повторила путь Екатерины II - самостоятельно по книгам выучила русский язык, проштудировала «Историю государства Российского» Карамзина и в день своего приезда в Россию нашла приветственные слова для каждого из 200 встречавших ее вельмож.

На протяжении всей своей жизни Елена Павловна неустанно училась: слушала лекции по лесоводству, агрономии, военной статистике, богословию, истории… Ее интересовало и искусство, она дружила с Пушкиным, Тютчевым, Тургеневым, издала полное собрание сочинений Гоголя, продав свои бриллианты, на вырученные средства организовала Русское музыкальное общество и консерваторию.

Самой обсуждаемой ее инициативой стало основание в период Крымской войны Крестовоздвиженской общины сестёр милосердия – прообраза Красного креста. Княгиня обратилась к женщинам, не связанным семейными узами, с призывом о помощи раненным. В свете Елену Павловну за это осуждали – мол, женщина в армии – это неприлично. Однако княгиня игнорировала досужие сплетни, в итоге в 1854-1856 годах под началом великого русского хирурга Николая Пирогова в Крыму трудились более 200 сестер милосердия. Сама Елена Павловна не только помогала общине финансово, но и предоставила для ее нужд помещения Михайловского дворца, а также переправила в лазареты через свою прусскую родню дефицитные лекарства.

В ее салоне в Михайловском дворце собирались прогрессивнейшие умы того времени, обсуждались важные общественно-политические вопросы. Княгиня представляла высоким чиновникам и императорской чете людей не светских, но «с идеями», что впоследствии приводило к реализации важных государственных проектов – в области железнодорожных, судебных реформ. В этом салоне в деталях разрабатывалась и грядущая реформа по отмене крепостного права. Елена Павловна к проблеме подходила не эмоционально, а прагматично: заказывала специалистам исследования, выслушивала их прогнозы, доклады. За несколько лет до реформы, в 1856 г., с разрешения императора княгиня запустила процесс освобождения 15 тыс. крестьян в своём имении Карловка Полтавской губернии. Император Александр II прислушивался к мнению тетки, называя ее «ученым нашей семьи». За деятельность по освобождению крестьян он наградил Великую княгиню медалью «Деятелю реформ». Вольное Экономическое общество также высоко оценило деятельность Елены Павловны на этом поприще.

Умерла она в Санкт-Петербурге, похоронена в Императорской усыпальнице в Петропавловском соборе. В памяти потомков Елена Павловна осталась как человек, не покорившейся тяжелой судьбе. Немка по происхождению она стала настоящим патриотом России и отдала на ее развитие и процветание весь свой талант и силы.

Особый русский путь в реформировании

Защитники феодализма утверждали, что Россия к модернизации не готова. Прусский путь развития капитализма в сельском хозяйстве - освобождение крестьян без земли – вел к созданию помещиками капиталистических латифундий, а безземельных крестьян превращал в наемных рабочих. Этот путь делал хозяевами России олигархов-латифундистов и императора не вдохновлял. Но он не вызывал восторга и у большинства помещиков, поскольку вместо охоты, поездок в столицу и на курорты Западной Европы надо было налаживать хозяйство в своих имениях.

Другой путь – передача всей земли крестьянам (американский вариант) – тем более не устраивал царя и бюрократию: в этом случае хозяевами страны становились фермеры, а итогом могла быть только демократическая республика. Самодержавие все сильнее осознавало потребность в особом, русском варианте отмены крепостного права, гарантирующем сохранение монархии и всего аппарата абсолютизма.

Довести реформу до таких масштабов, когда царская власть будет уже не нужна, в планы Александра I, естественно, не входило. Этим объясняются меры по отстранению от работы над ее проектом всех тех, кто чрезмерно искренне увлекался либерализмом. Но когда дело тормозилось из-за бюрократии, царь был вынужден усиливать нажим, говорить и действовать довольно резко.

Искушенные в бюрократических процедурах члены комитета по подготовке реформы сначала решили утопить дело не прямым отказом от преобразований, а характером работы над ними. Помимо саботажа и пасквилей на сторонников отмены крепостного права, очень часто применялся и такой прием: вопрос-де мы решить не можем и просим царя лично найти ответ. Отфутболивая документы на самый верх, члены комитета надеялись деморализовать императора или хотя бы просто его перегрузить.

Сторонники реформ раз за разом оказывались в меньшинстве. До 1 марта 1861 года проект претерпел ряд изменений в интересах дворян. В результате получился сложный компромиссный пакет документов и чрезвычайно запутанный механизм реформы, реализовать который без участия правительства было невозможно. Начало развития капитализма в России было специфическим – максимально медленным и наиболее щадящим по отношению к отжившим порядкам. Реализуемая реформа не делала невозможной жизнь по-старому, а значит, не снимала неизбежный конфликт старого и нового, а только отодвигала, делая его в перспективе еще более острым и более катастрофическим. А главное, она не была завершена. Точнее сказать, она не была продолжена, хотя следующий этап был очевиден – нужно было завершить земельную реформу ликвидацией общины и не желающих развиваться в логике капитализма помещичьих имений и осуществить политические перемены, перейдя к конституционной монархии.

Сам Александр II и хотел, и был готов идти дальше. Был подготовлен план действий после истечения двадцатилетнего переходного периода. Но 1 марта 1881 года – как раз в день двадцатилетия Великих реформ и перед намеченным объявлением новых – террористы убили императора.

Александр II Николаевич (1818-1881) — император всероссийский (1855-1881), старший сын императорской четы Николая Павловича и Александры Фёдоровны, вошел в русскую историю как проводник широкомасштабных реформ и инициатор отмены крепостного права, за что получил особый титул - Освободитель.

Заняв престол после смерти своего отца, Александр II принял тяжелое наследие: неудачная Крымская война обнаружила гибельные последствия государственного строя, основанного на крепостничестве, крайнем абсолютизме и на отрицании общественной самодеятельности. Необходимость коренного государственного переустройства и обновления общественной жизни стала очевидной.

Первое десятилетие царствования Александра II явилось "эпохой великих реформ". 1861 год ознаменовался освобождением крестьян от крепостной зависимости, в 1863 году университеты получили автономию, в 1864 году было введено земское самоуправление и обнародованы новые судебные уставы на основе гласности и отделения судебной власти от административной, в 1865 году последовала цензурная реформа. Позже было преобразовано городское самоуправление (1870) и введена общая воинская повинность вместо прежней рекрутчины, падавшей исключительно на мещан и крестьян (1874). Эта широкая государственная реформа была проведена под воздействием и при участии общественных сил. В ней принимали участие многие деятели императорского Вольного экономического общества.

Просто объявить о реформе царь не мог. Ее надо было готовить и обсуждать по правилам, учрежденным для других законов (например, обязательно проводить через Государственный совет). Александр понимал, что права его огромны, но произвол ограничен: аппарат в России - да и дворяне - стерпят любое его самодурство, но не позволят покушаться на свои реальные интересы (свежи еще в памяти были примеры Петра III и императора Павла).

Отмена крепостного права, чтобы быть осуществленной, должна была стать личным делом первого лица государства. Если бы реформа была кому-то перепоручена, это означало бы, по существу, отказ от нее – особенно если учесть масштаб сопротивления со стороны крепостников. Так что Александр II заслуженно вошел в русскую историю как Освободитель. Без его активного участия реформы вообще не было бы. В силу особенностей самодержавного государства реформа крепостного права в нем могла быть проведена только при активном участии императора.

Комитет грамотности при императорском ВЭО

Значительное направление деятельности общества было связано с распространением в народе грамотности. Созданный в апреле 1861 года (через месяц после отмены крепостного права) Комитет грамотности при императорском Вольном экономическом обществе устроил школу «сельских учительниц», составил список лучших книг для народа, занялся сбором, печатанием и бесплатной рассылкой книг в сельские библиотеки (за 20 лет с 1861 по 1881 год этим комитетом было разослано около миллиона экземпляров учебной и художественной литературы для крестьян). Хоть само ВЭО, ввиду ограниченности своего бюджета, школ общеобразовательного профиля само не открывало, но помогало в организации и первоначальном обустройстве учебных заведений, субсидируя до 200 рублей на временную помощь (для покупки учебных пособий или классной мебели).

Негласным девизом комитета были слова - «свобода неразлучна со светом». Вольным экономическим обществом было разработано первое методическое пособие по обучению простого народа – «Наставление неопытным учредителям школ», тщательно прорабатывался вопрос об удешевлении изданий для народного чтения, чтобы люди могли позволить себе покупать не только учебные пособия, но и книжки. Поскольку отправка книг производилась по всей России, Комитет прилагал немалые усилия для устройства книжных складов в различных областях обширного отечества (было организовано 120 временных хранилищ для книг).

Денежные средства комитета состояли из членских взносов и сумм, жертвуемых ежегодно частными лицами и общественными учреждениями на его программы.

Экспедиция императорского Вольного экономического и Русского географического обществ по исследованию хлебной торговли

В год своего столетнего юбилея, в 1865 году, ВЭО вынесло вопрос «В чем должны состоять меры к исследованию России в экономическом отношении, и какое участие могут принять в этом деле, как Вольное экономическое общество, так и другие ученые» на обсуждение первого съезда российских сельских хозяев. И опять речь зашла о нехватке информации, в первую очередь - о торговле, ремеслах и промыслах, количестве производимой сельхозпродукции в губерниях. Белые пятна на экономической карте страны на этот раз начали заполнять исследованием хлебной торговли и производительности в России, «как важнейшей отрасли внутреннего торгового движения, оказывающего непосредственное влияние на экономическое состояние сельского населения и помещиков, и отражающагося на ходе отпускной торговли вообще».

В организации и финансировании экспедиции помимо Вольного экономического участвовало императорское Русское географическое общество. В общей сложности на проведение исследований общественные организации выделили по 4000 рублей. Три тысячи к этой сумме добавило от себя Министерство государственных имуществ, две – Министерство внутренних дел, и еще 1000 рублей поступила на счет экспедиции от Морского ведомства (оно же назначило в экспедицию двоих своих сотрудников).

По плану исследований вся Россия была поделена на восемь районов, и за каждым был закреплен один экспедитор (исследователь), среди которых был и активный деятель ВЭО, крупный российский статистик и экономист, академик В.П. Безобразов. Большая часть исследований проходила во второй половине 1867 и в 1868 году. Дополнительное исследование – уточнения и дополнения – выполнили в 1871-1873 годах. Итоги исследований были изданы отдельной книгой «Труды экспедиции, снаряженной Императорским Вольными Экономическим и Русским Географическим Обществами, для исследования хлебной торговли и производительности в России», которая пользовалась большой популярностью в 1880-х годах. В нее вошли, в частности, подробные описания «путей и способов перевозки грузов с низовых пристаней Волги к Санкт-Петербургу», отчет о льняном производстве и торговле в северных районах, данные по хлебной торговле в Приуралье.

Молочные реки с сырными берегами

«Можно сказать без преувеличения, - писал секретарь ВЭО А. Н. Бекетов в 1890 году, - что из всех действий Общества по отрасли скотоводства, покровительство сыроварению было самым удачным». В 1865 году Николай Верещагин обратился в ВЭО за деньгами под свой проект. Энтузиазм молодого человека впечатлил, но и насторожил совет Общества. Верещагину поверили, но, предоставляя первый кредит в тысячу рублей на открытие трех сыроварен, жестко обозначили условия, среди которых был особый пункт - каждые четыре месяца предоставлять в ВЭО финансовый отчет и не чинить препятствий членам ВЭО в осмотре производства на месте. Что не мудрено: отцу российской молочной промышленности тогда едва минуло 25 лет.

Вот что писал о своей деятельности сам Н.В. Верещагин в 1901 году: «Мне пришлось произвести массу работ: 1) приучить (крестьян – авт.) обрабатывать молоко сообща, 2) снабдить надлежащей посудой, 3) ввести у нас выработку всех сортов масла и сыров, 4) организовать их сбыт на внутренних рынках и за границей, 5) ввести контроль и определение качества молока, 6) доказать пригодность русской молочной коровы для переработки усиленных кормов и оплату ею этих кормов и улучшения в уходе, 7) широко распространить все добытыя знания в России».

Первая сыроваренная артель была создана в 1865 году в Тверской губернии, и за первый же год каждый из крестьян получил от участия в ней по 15 рублей чистой прибыли на корову (что сопоставимо было со стоимостью самой коровы!). Известие об успехе «кооператива» стремительно разлетелось по всей империи. В ВЭО, в Тверское губернское земство и самому Н.В. Верещагину стали приходить письма с просьбами устроить подобное предприятие в Ярославской, Харьковской, Новгородской, Пермской и других губерниях.

С 1866 года в течение трех лет Общество ежегодно передавало в распоряжение Верещагина по 1300 рублей на обучение сыроваров, замену сломанного оборудования и первоначальную организацию пяти (ежегодно!) новых артелей. Условие на этот раз было такое: «артельные сыроварни должны быть устраиваемы в удобных к тому местностях других губерний». Верещагину пришлось привлечь к делу единомышленников и вместе они с поставленной ВЭО задачей справились.

При содействии Вольного экономического общества в Санкт-Петербурге был открыт склад артельных сыроварен, откуда продукция кооператоров напрямую, без участия посредников, отпускалась покупателям. В начале ХХ века экспорт российского сливочного масла приносил казне больше золота, чем все сибирские золотые рудники. И до 60 процентов этих денег шло артельщикам.

Экскурсия по сыроварне Н.В. Верещагина (из очерка И.И. Колышко)

Пройдя низкие сени, мы вступили в первую комнату, обширную, и высокую. Острый запах творогу и сыворотки обдал нас. На мокром деревянном полу стояли большие чаны с сывороткой, от которых шел пар. С потолка спускалась труба для проведения пара. У стен стояли высокие и узкие чаны, наполненные до верху. Николай Васильевич объяснил, что в них находится уже створоженное молоко, готовый материал для сыра. Эта комната назначена для производства «тощего", или зеленого сыра, находящегося у нас в таком громадном употреблении. Производство его у нас введено еще очень недавно, ибо составляло долгое время секрет иностранцев. Способ производства донельзя прост. Снятое молоко вливают в медные чаны, которые вставляются в свою очередь в деревянные так, что между деревом и медью оставляется известное пространство. В это пространство, через отверстие впускают пар. Для этого служит висящая с потолка трубка. Впуск пара производится до вскипания молока, после чего в него вливают известное количество особо приготовленной сыворотки. Молоко мгновенно створаживается и хлопьями точно снег, опускается на дно. Его мешают, поворачивают, и когда получаются раздельные зерна, сливают вместе с сывороткой в высокие сосуды. Там держат несколько дней, пока творог своею тяжестью весь не опустится на дно. Тогда его накладывают в бочки, нажимают сверху камнями, и держать так месяца два-три, пока не произойдет в нем известного движения.

Готовый творог имеет острый, специфический вкус. Его вынимают из бочек и растирают посредством огромного каменного жаровня, приводимого в действие лошадью. Затем примешивают мелко истертого, голубого «донника», придающего ему его специальный запах и зеленоватый цвет, набивают в формы, ставят в темную, прохладную комнату для сушки, и после нескольких дней сыр готов. Этот сыр с буквами В. Ш. С., расходится в огромном количестве, особенно в Азии; продается он на месте по 15 копеек за фунт.

Следующая комната маслобойня. В ней несколько машин для сбивания сливочного масла. Есть и американская. Машины самые простые. Бочонок, приводящейся в движение ручкой в горизонтальном или вертикальном положении. Американская, это - ящик на мягких рессорах, движется простыми толчками руки. В эти бочонки или ящики наливаются сливки и, после часа работы, масло готово. Н. В. Верещагин выделывает масло исключительно сливочное и по самому усовершенствованному способу. В соседней, с маслобойней комнате помещается «холодильник». Это большой металлический чан, наполненный водой со льдом. В нем стоит масса узких металлических цилиндров, наполненных молоком. Температура комнаты ощутительно ниже, до 10°. Молоко устаивается очень скоро и сливки собираются металлическим блюдечком, к середине которого прикреплена ручка. Эти сливки устаиваются до периода самого первого заквашения.

Опыты Д. И. Менделеева

Тогда всех интересовали вопросы повышения урожайности зерновых культур. Переворот, произошедший в крестьянском хозяйстве в связи с реформами 1860-х годов, подталкивал ученых и практиков к исследованию воздействия различных химических веществ на производительность сельхозугодий. Менделеев предложил сделать «первый шаг», и «позаботиться, как не заботились до тех пор, об удобрении земли, назначенной под хлебные посевы». Не то чтобы ученый возражал против навоза, в то время из-за неразвитости в России животноводства этого проверенного веками народного средства на всех желающих удобрить им свои поля попросту не хватало.

Идея ученого состояла в следующем: взять несколько опытных полей в различных климатических поясах, разбить их на экспериментальные участки и вносить на них различные удобрения по определенной схеме. Общество поддержало этот план, но всей грандиозности замысла финансово взять на себя не смогло. Менделеев предлагал вести работы одновременно в шести регионах, но в итоге эксперимент проходил на четырех участках – в Смоленской и Симбирской губерниях работу «наблюдателей», инструменты, удобрения и семена оплатило ВЭО, экспериментальные посадки близ Санкт-Петербурга профинансировал из своих средств член Вольного экономического общества И.А. Брылкин, опыты в собственном имении Боблово под Москвой, недалеко от Клина, Дмитрий Иванович принял на свой счет. В течение двух лет была доказана необходимость известкования кислых почв, опробовано применение размолотых фосфоритов, суперфосфата, азотных и калийных удобрений, испытаны несколько вариантов совместного внесения минеральных и органических удобрений. Итоги работы, в которой принимал участие и молодой К.А. Тимирязев, были опубликованы в монографии «Отчет об опытах, произведенных в 1866-1869 гг. в Симбирской, Смоленской, Московской и Петербургской губерниях, для определения влияния удобрений на урожайность овса и ржи». Д.И. Менделеев доказал, что высокая урожайность зерновых в России действительно возможна. На опытных полях было собрано в разы больше зерна, чем в окрестных хозяйствах.

«Заслуги Общества неоценимы и его польза огромна как для государства, так и отдельных хозяев», скажет Менделеев позже. А в конце 1860-х произошел удивительный случай, связывающий имя великого русского ученого, его великое открытие и его деятельность в экономическом обществе. Черновые записи «Опыта системы элементов, основанной на их атомном весе и химическом сходстве» - первого варианта периодического закона – он набросал на письме от Вольного экономического общества. В нем давалась положительная оценка экспериментов Менделеева по животноводству и молочному делу. «Поразительно, но это исторический факт, – пишет один из историков ВЭО С.С. Хижняков. – Менделеев создал периодическую систему элементов, но сообщение о своем открытии поручил сделать своему помощнику: самому некогда – по заданию Вольного экономического общества он доит коров и изучает способы изготовления отечественных сыров и технологию маслоделания…». И действительно, знаменитый доклад «Соотношение свойств с атомным весом элементов» на заседании Русского химического общества читал Н. А. Меншуткин.

Пасека Прокоповича

На пасеке Прокоповича в Черниговской губернии размещалось более 10 тысяч пчелиных семей – в то время это был мировой рекорд. Чтобы «научить простых людей теоретическим познаниям о пчелах и рациональному управлению ими», при содействии ВЭО на базе своей пасеки в 1828 году П. И. Прокопович открыл первую в России специализированную школу пчеловодства. Принимали в нее казенных и помещичьих крестьян, мужчин в возрасте от 16 до 40 лет, курс обучения занимал два года, в течение которых подопечные Прокоповича должны были освоить не только премудрости содержания пчел, но попутно и грамоту. Овладев профессией, выпускники школы получали завидные места в хозяйствах своих помещиков. Один из таких молодых людей был поставлен смотреть за пчельней Вольного экономического общества на Охтенской ферме.

Программа обучения в школе пчеловодства была составлена самим П. И. Прокоповичем, который постоянно публиковал отчеты о деятельности заведения и о своих опытах на страницах «Трудов». В 1832 году он был награжден золотой медалью Общества.

В 1840-х годах ВЭО среди конкурсных задач объявило награду 10 рублей «крестьянину, который докажет, что он наибольшее число пчельных ульев завел». Отрасль переживала кризис. С одной стороны, упал спрос на продукцию: благодаря быстро растущей популярности водки и вина мед все реже стал использоваться для приготовления хмельных напитков. Упадку пчеловодства в значительной степени способствовало также развитие сахарной промышленности. К 1848 году в России насчитывалось более трехсот заводов по производству свекловичного сахара. Количество ульев на пасеках по стране сократилось примерно в 6-10 раз.

Александр Михайлович Бутлеров (1828–1886) – глава пчеловодной комиссии императорского ВЭО, русский химик, создатель теории химического строения органических веществ, учёный-пчеловод, ректор Императорского казанского университета в 1860–1863 годах. В 1871 году ученый возглавил пчеловодную комиссию ВЭО, а в январе 1873 году в «Трудах» вышла его обстоятельная статья «О болезни пчел — гнильце». В ней подробно, с точки зрения рядового пчеловода, описаны видимые признаки болезни, которая уничтожала целые пчелиные хозяйства, «переходя» из улья в улей, с пасеки на пасеку. Ученый описал мельчайшие детали механизма распространения инфекции и дал рекомендации по борьбе с ней. Статья Бутлерова вызвала множество благодарственных откликов от пчеловодов из всех уголков России.

С именем ученого связывают техническое и технологическое перевооружение пчеловодства. Он одним из первых заговорил о научных основах племенного разведения пчел, ввел понятие рационального пчеловодства, предложил использование искусственной вощины и разработал «сподручный» для пасечников улей, упрощающий и ускоряющий работу на пасеке. На заседании пчеловодной комиссии ВЭО 21 марта 1886 года его модель была признана «эталонной» для пчелиных хозяйств. Улей должен был быть разборным, с отъемным дном, двумя летками, большим подрамочным пространством и рамками с боковыми разделителями.

Еще один вклад А. М. Бутлерова в развитие пчеловодства – организация практических занятий и демонстраций на учебных пасеках и в работе выставок. Он постоянно думал о пропаганде приемов рационального пчеловодства, в пользу которого беззаветно верил. В 1886 году ученый организовал издание журнала «Русский пчеловодный листок» и стал его первым редактором. Среди пчеловодов большой популярностью пользовались написанные им книги: «Пчела, ее жизнь и главные правила толкового пчеловодства», которая переиздавалась 12 раз, и сочинение «Как водить пчел», также переиздававшаяся 11 раз. Своими идеями и деятельностью А. М. Бутлеров поднял отечественное пчеловодство на новую ступень.

Вот выдержка из статьи в журнале «Русский пчеловодный листок», посвященной памяти А.М. Бутлерова: «Кто из русских пчеловодов не испытал на себе влияние светлой личности покойного, читая его «Пчелу» и другие статьи по пчеловодству? Многие еще хорошо помнят увлекательные лекции Александр Михайлович на образцовом пчельнике на московской выставке (1882 год), куда собирались слушать его живое слово многие сотни. Лекции его принесли громадную пользу: при помощи их знания по пчеловодству разлились по матушке Руси, а любовь к пчелам явилась даже у тех людей, кто почти не интересовался этим полезнейшим и трудолюбивым насекомым».

Как крестьянам вернули землю

Случай этот подробно описан в книге Г. П. Сазонова «Крестьянская земельная собственность в Порховском уезде». Получив от местного земства материалы статистики, Г. П. Сазонов обратил внимание, что земли сразу десяти деревень этого уезда Псковской губернии (общей численностью около 2 тысяч человек) вот-вот уйдут с аукциона в счет погашения задолженности одному коммерческому банку. Случай, в общем-то, по тем временам рядовой, если бы не одно обстоятельство: земли в Порховском уезде были выкуплены и переданы в собственность крестьянам местным землевладельцем Пантелеевым еще в 1875 году. В своем духовном завещании он выделил миллион рублей на выкуп земли для жителей 202 селений (10 000 душевых наделов или 50 000 десятин). Событие тогда долго обсуждали и в печати, и в обществе.

Отсутствие необходимости ежегодно вносить в казну выкупные платежи ставила крестьян Порховского уезда в исключительно выгодное положение в сравнении с соседями. И вдруг их земли уходят с молотка? Откомандированный Вольным экономическим обществом «на место происшествия» Г.П. Сазонов выяснил, что побудило крестьян к обращению в коммерческий банк. Градобитие 1885 года оставило их и без урожая, и без семян на будущую весну. Следующие годы также выдались неурожайными. Банк же установил на взятые в кредит суммы слишком высокие проценты, чем поставил крестьян в «тягостные условия». Выяснив все обстоятельства дела, ВЭО обратилось к министрам финансов и внутренних дел с просьбой о приостановке назначенной аукционной продажи земель и переводе долга порховских землепашцев в Крестьянский поземельный банк. Просьба эта была уважена, крестьяне-должники остались при своих землях, а Г. П. Сазонов в 1890 году издал свою книгу.

Школа сельских хозяев

В проекте говорилось: «Сельскохозяйственные школы открыты для детей всех сословий, но учредителям школы не возбраняется делать разные ограничения в этом отношении, в виду ближайших целей учреждения школы и средств на ее содержание». На обучение в школе полагалось четыре полных года, а самый младший возраст при поступлении составлял 14 лет. Предполагалось, что в каждом таком учебном заведении будет единовременно находиться до 60 человек.

Перечень дисциплин в учебной программе включал в себя закон Божий, русский язык, чтение и чистописание, арифметику, практическую геометрию и черчение, краткую русскую историю и курс географии, необходимые сведения по естествознанию, а также «скотоводство с практическими указаниями по ветеринарному искусству и гигиене». Кроме этих предметов в курс школы дозволялось включать пение, гимнастику и бухгалтерию.

27 декабря 1883 года в России было высочайше утверждено «Нормальное положение о низших сельскохозяйственных школах», в основу которого был положен проект Вольного Экономического общества. В 1898 году в стране действовало 110 сельхоз школ всех типов, в которых обучалось 4033 человека. Однако, повторилась ситуация полувековой давности: получившие хорошее образование и специальную подготовку выпускники не возвращались в свои крестьянские хозяйства. Прямым же назначением низших сельскохозяйственных школ являлась подготовка мелких землевладельцев – крестьян, которые могли бы приложить свои знания в собственных хозяйствах и служить примером образцового хозяйства в своей среде.

На Всероссийском съезде сельских хозяев в декабре 1895 года директор Мариино-Горской школы Н.И. Котов подчеркнул, что нужно быть героем, чтобы отказаться от тех благ, которые имеют окончившие курс сельскохозяйственной школы и вернуться в деревню, где непосильный труд, малоземелье, вечная нужда и вопиющее невежество. В качестве приказчика или старосты крестьяне получали жалованье 100−120 рублей, а 200−300 рублей составлял оклад управляющего небольшим имением. Одни знания крестьянину не помогут, решительно заявил Н.И. Котов, наряду с ними нужны и правительственные мероприятия, такие как развитие для крестьян достаточного кредита, отдача казенных земель в аренду, возможность переселения.

Съезд подготовил целый ряд предложений по усовершенствованию сельскохозяйственного образования. Частично они были реализованы в 1904 году, когда к школам добавились училища, а вся система профессиональной подготовки была разбита на три ступени. К 1910 году в России числилось 243 учебных заведения сельскохозяйственного профиля, и обучалось в них более 20 тысяч человек.

Богодухово – первая метеорологическая и опытная сельскохозяйственная станция в России

По инициативе Д. И. Менделеева Вольное экономическое общество (ВЭО) организовало ряд опытных полей для проведения опытов с удобрениями и по обработке почвы. Одно из них оказалось во владении графа Толстого.

Илларион Николаевич Толстой – граф из рода Толстых в 1857 году женился на Александре Голицыной и стал владельцем земли в с. Богодухове Орловской губернии. В середине 80-х годов Толстому принадлежало в Богодухове 1700 десятин. На его средства в 1886-1898 годах и существовала опытная агрономическая станция. В отчете о действиях станции указано, что Толстой предоставил ей «своё имение с инвентарём и рабочими под опыты в безвозмездное пользование». Созданием агростанции и разработкой её программы занимались члены Вольного Экономического общества В.В. Докучаев, А.В. Советов, А.С. Танеев, И.Н. Толстой; персонал также составляли члены ВЭО, а руководителем ее стал исследователь-агроном Петр Федорович Бараков. На материалах работы станции он в 1898 году защитил магистерскую диссертацию «Опыт изучения естественнонаучных основ полеводства в лесостепной области Европы и России». Заведовал станцией Ф.Н. Королев, за свою деятельность на этом посту получивший благодарность и признательность от членов ВЭО. Станция была многозадачная, она действовала как метеорологическая, сельскохозяйственная, географическая. На ней замеряли температуру под снежным и травяным покровом, а также в черном пару и со сгребанием снега – на поверхности и глубинах в 10 см, 25 см, 50 см, 1 м и 2 м; изучали качества органических удобрений; следили за сильными ветрами; исследовали почву – лессовые отложения как последствия ледника. Исследователи пришли здесь к выводу, что лессовые отложения есть творение «ветра, принесшего пыль из обнаженных моренных полей, оставшихся при отступлении ледника и переживающих резко континентальный пустынный период». Отчеты о многочисленных опытах содержатся в «Трудах ВЭО», в «Метеорологическом вестнике», «Записках Императорского русского географического общества» и др.

Как опытная сельскохозяйственная, Богодуховская станция просуществовала до 1890 года, позднее на ней велись в основном метеонаблюдения.

В 1913 году в России имелись уже 44 опытные станции, а к 1917 существовала довольно разветвлённая сеть сельскохозяйственных опытных учреждений, которая насчитывала около 400 станций, полей, ферм, питомников и пр. И только треть из них имела статус государственных.

Смертоносная болезнь отступает

В 1824 году при ВЭО было открыто V Отделение под названием «попечительное о сохранении здоровья человеческаго и всяких домашних животных». Его первый председатель действительный статский советник В. Голынский из собственных средств выделил на борьбу с оспой 5тысяч рублей. «Подвиг этот может послужить началом великой для Отечества нашего услуги», - отозвался об этой инициативе тогдашний президент ВЭО Н. С. Мордвинов и, «дабы содействовать видам сего сочлена», предложил из денежного капитала Общества единовременно выделить на те же цели еще 10 тысяч рублей, а впоследствии из доходов Общества ежегодно отпускать на распространение вакцинации дополнительно по 2 тысячи рублей. Ежегодно в течение нескольких лет помимо этих денег на счет V Отделения поступали личные пожертвования от членов Общества. Среди постоянных вносителей денег был и сам Н. С. Мордвинов.

Во-первых, Общество занялось покупкой и отправкой в губернии специальных игл и ланцетов для оспопрививания, а также стеклышек для собирания, хранения и транспортировки оспенной материи. Во-вторых, для распространения вакцинации требовались специалисты и методические пособия по проведению хирургических манипуляций, и ВЭО организовало их подготовку. В-третьих, нужны были учебные базы - кабинеты для прививания и, одновременно, сбора оспенной материи от уже привитых пациентов, так как до 1865 года вакцинация осуществлялась переносом вируса коровьей оспы от человека к человеку, и только в середине 60-х годов XIX века повсеместно начала практиковаться так называемая ретровакцинация, при которой оспенный субстрат получали от зараженного животного и уже потом прививали людям. Первый постоянно действующий оспенный кабинет в Санкт-Петербурге был открыт в доме ВЭО в 1846 году. Еще два появились несколькими годами позже, в начале 1850-х.

Наиболее активной деятельность Общества в распространении вакцинации против оспы была в период с 1824 по 1857 год. Тогда специальным высочайшим распоряжением от каждой губернии в ВЭО поступало по 1000 рублей ежегодно на осуществление деятельности по борьбе с вирусом. Из государственной казны несколько раз приходило дополнительно по 20 тысяч рублей. Итогом деятельности Общества к середине 1857 года стали 34 миллиона привитых младенцев по всей России, в том числе в отдаленных районах Сибирского края. В губернии и области было разослано более миллиона ланцетов и оспопрививательных игл, около 200 000 стеклышек (чистых и с оспопрививательной материей), издано порядка 400 000 экземпляров наставлений по оспопрививанию на 12 языках.

В 1847 году искусством прививания предохранительной оспы владело уже более 15 000 человек. В 1852 году ВЭО обратилось в губернские оспенные комитеты с просьбой оказать с их стороны содействие по привлечению к вакцинации повивальных бабок и церковных служителей. Инициатива была поддержана, оспопрививание стало преподаваться в повивальных институтах и некоторых семинариях. В 1870-х годах уже исключительно на собственные средства ВЭО содержало не только оспопрививательный кабинет, но и специальную телячью ферму, где производился оспенный субстрат для ретровакцинации коровьей оспы.

Крестьянское движение в конце XIX – начале ХХ века

Новым и неожиданным на рубеже веков стал радикализм крестьянских настроений и требований. Многие выступления сопровождались захватами помещичьих земель, взломом хлебных амбаров и вывозом зерна, поджогами усадеб, часто принимали характер восстаний с открытым сопротивлением полиции и даже войскам. Сразу же со всей ясностью обнаружилось, что сила и масштабы крестьянского движения резко возросли, а характер - радикализировался.

Ситуацию обострил недород хлебов в 1901 года, отнюдь не выходивший за обычные рамки, но в новые времена оказавшейся достаточным, чтобы вызвать в Полтавской и Харьковской губерниях социальный взрыв. Вот характерное описание крестьянских действий в телеграмме одного из пострадавших помещиков на имя министра внутренних дел (1 апреля 1902 г., Полтавская губ.): "Несколько дней совершается систематический грабеж крестьянами помещичьих хлебных запасов, грабят же неимущие. Обыкновенно являются в усадьбу поголовно целые соседние деревни с подводами, с мешками, в сопровождении жен, детей, врываются в усадьбу, требуют ключи от амбаров, при отказе отбивают замки, нагружают в присутствии хозяина подводы, везут к себе... В дома не входят, но что попадается в амбарах сверх хлеба, все забирают". Во многих местах крестьяне уничтожали барские дома. Разгром помещичьих усадеб отнюдь не был актом вандализма. Крестьяне, по их собственным словам, сжигали жилые и хозяйственные строения для того, чтобы выдворить помещика из деревни хотя бы на два-три года, чтобы не допустить размещения там отрядов карателей...

Наблюдение о глубоком изменении настроения и поведения крестьян, об их "полной отчужденности" в отношениях с "начальством", с властью, подтверждается другими свидетельствами, а, главное, последующим ходом событий. В 1902 году на историческую сцену открыто выступил новый крестьянин - крестьянин эпохи революции.

Время больших испытаний

Само ВЭО в этот период переживало не лучшие времена, его деятельность фактически находилась под запретом. Тем не менее, в 1914 году еще выходят «Труды» императорского ВЭО (в количестве 900 экземпляров) и рассылаются бесплатно членам общества почётным и пожизненным в количестве 44 экземпляров, действительным – 232, разным правительственным, общественным и научным учреждениям – 229, а также в обмен на периодические издания, поступавшие в библиотеку Общества, в количестве 155 томов. Кроме того, имелось 44 платных подписчика.

Во второй половине 1914 года значительно падает посещаемость библиотеки Вольного Экономического Общества, по сравнению с 1913 годом - с 8947 до 7763. Число выданных книг и журналов также сокращается с 24016 до 22865. Во второй половине 1914 года полностью прекратилась поставка иностранных журналов. Да и выпуск периодических изданий осуществлялся с большим трудом. В 1915 году экономисты приостановили издание «Трудов» и стали печатать ежемесячную газету «Известия императорского Вольного экономического общества». ВЭО создало газету «Известия», чтобы оперативнее реагировать на стремительно изменяющуюся ситуацию. Если «Труды» выходили 3-4 раза в год, то газета - раз в месяц. В «Известиях» собирали информацию о том, что происходит на местах, фильтровали, дополняли и пускали в печать. В 1914 году было издано 11 выпусков.

Продовольственный кризис нарастает

К общим тяготам войны, падавшим в крестьянской стране на плечи простого народа, добавился продовольственный кризис и одновременно с ним - принудительные заготовки сельскохозяйственной продукции. Уже в августе 1915 года были введены твердые цены на хлеб для правительственных закупок (на военные нужды).

Судя по публикациям «Известий императорского ВЭО», неурожай в 1914 году случился в 15 губерниях. В семи из них пострадали озимые хлеба. В 14 губерниях наблюдался недород яровых хлебов и кормовых трав. Недород последних вызвал усиленную распродажу скота. К этому добавилось и сокращение или полное прекращение заработков». Многим семьям необходима была материальная помощь. Попечительство на местах организовывало кооперативы, которые при неизбежной частичной распродаже скота, сена, соломы или построек выступали посредниками и продавали имущество с возможно меньшими потерями, избегая так называемых барышников. Одной из функций кооперативов было снабжение нуждающихся провизией и одеждой. Особым вниманием пользовались дети. Для них специально устраивали питательные пункты и выдавали тёплую одежду и обувь. Средства на это шли из постоянных самооблагаемых взносов. Например, в некоторых деревнях Новгородской губернии постановили обложить налогом в 10 копеек каждый двор. В других – сбор был вольным. С частной благотворительностью боролись. Всем должно было доставаться помощи по справедливости. Рядом с попечительствами организовывались дамские комитеты, в которых женщины занимались шитьём белья для раненых, помогали убирать поля, собирали взносы.

В декабре 1916 года кризис правительственных заготовок заставил правительство встать на путь хлебной разверстки. Потребности государства в зерне распределялись между губерниями, селениями и хозяйствами в качестве обязательств на его поставку. В хлебопроизводящих районах разверстка сразу оказалась непосильной для крестьянских хозяйств. Со всей определенностью об этом заявила Тамбовская губернская земская управа, потребовавшая снижения поставок: "Не считая себе вправе сознательно вести население к бунту и голоду, губернская управа не находит возможным производить разверстку в указанных министром земледелия размерах".

И твердые цены, и продразверстка, и даже созданная тогда "хлебармия" не смогли замедлить нарастание продовольственного кризиса в стране. Держатели хлебных запасов, имевших рыночное значение, предпочитали спекулировать, добиваясь безудержного роста цен, усугубляя продовольственные трудности для неимущих слоев населения, как в городе, так и в деревне. Лозунг "Хлеб голодным!" стал одним из главных в русских революциях 1917 года. Созданное Февральской революцией Временное правительство должно было начать именно с продовольственного вопроса - с введения государственной хлебной монополии, что означало и установление твердых цен, и передачу всего хлебного запаса (кроме необходимого для продовольствия и хозяйственных нужд владельца) государству через специальный институт продовольственных органов. Закон, принятый 25 марта 1917 г. имел вполне большевистское название "О передаче хлеба в распоряжение государства". Однако слишком тесная связь с эгоистическими интересами крупных землевладельцев и торговцев, непоследовательность и нерешительность действий Временного правительства привели к тому, что хлебная монополия и передача хлеба в распоряжение государства на деле осуществлены не были. Провал заготовок из урожая 1917 года стал очевидным сразу. Уже 20 августа Министерство продовольствия разослало на места директиву: "В случае нежелания сдавать хлеб должны быть применены меры принудительные, в том числе вооруженная сила". И сила эта применялась, когда сдавать хлеб отказывались крестьяне.

К осени 1917 г. продовольственный кризис охватил практически всю территорию Европейской России, включая фронт. Голод стал реальным и наиболее сильным фактором развития событий по стране в целом.

Выигрывает сильнейший

Во второй половине 19 века характер войн меняется. Войны из краткосрочных стычек двух армий превращаются в противостояние государств, которое может продолжаться долгие годы, пока одна из стран-противников не растратит все свои ресурсы. Именно такой была Первая мировая, начавшаяся 1 августа 1914 года. Россия оказалась вынужденной вступить в затяжную, изматывающую, требующую тотальной мобилизации населения и экономики военную кампанию.

Война с Германией для России была тесно связана с вопросом об освобождении от германской экономической зависимости. На момент её начала Россия получала из Германии около половины от суммы своего общего импорта. В общем торговом обороте России оборот с Германией составляет 40%. Эта война должна была освободить Россию от такой зависимости. Но до той поры сельскому хозяйству предстояло пережить конфискацию лошадей, принудительное отчуждение породистого скота, неурожай, нехватку хлеба, голод.

Война сказалась на состоянии России уже через месяц. Серьёзно пострадала самая важная часть экономики – сельское хозяйство. Железные дороги удовлетворяли потребности армии и только. Невозможно было на большие расстояния перевозить и реализовывать собранный урожай. Экспортная торговля была парализована. Оказалось, что эти сельхоз грузы и вести-то некуда: закрыты все границы с запада, севера и юга. Всё сказанное о вывозе в равной степени относится и ко ввозу: ни сельскохозяйственных машин, ни удобрений, ни племенного скота. В этот момент приходит понимание, что всем сообществам, общественным организациям необходимо объединиться с целью организовать снабжение армии продовольствием и выработать ряд мер, облегчающих населению сбыт сельхозпродуктов, реализацию урожая и т.д. Вольное экономическое общество обращается с таким призывом ко всем согражданам.

Общественный союз экономистов возрождается


На фото: Рабочий момент встречи заместителя председателя оргбюро НЭО В. Н. Красильникова и одного из учредителей НЭО, руководителя секции «Организация управления экономикой» Г. Х. Попова

В начале 1982 года началась подготовка учредительного съезда Научно-экономического общества, как было решено назвать возрождаемую организацию (ни о каком «вольном» обществе в СССР, да еще в эпоху «расцвета застоя», речи, разумеется, идти не могло). Организация «первичных ячеек» на местах заняла ровно девять месяцев, участвовать в деятельности Общества изъявили желание свыше 400 тысяч человек – уже при рождении НЭО становилось одним из крупнейших профессиональных объединений в стране.

Сроки для организации Научно-экономического общества были поставлены жесткие. Республиканским, краевым и областным, Московскому и Киевскому городским комитетам профсоюзов и советам научно-технических обществ поручалось до конца марта организовать собственные оргбюро, за два месяца – с 20 марта по 15 июля – региональные конференции. Параллельно с работой на местах велась разработка устава нового Общества.

Как и их предшественники в XVIII веке, члены оргбюро возрождающегося общественного союза экономистов (25 человек во главе с академиком Т.С. Хачатуровым) старались добиться, чтобы на местах в организацию вошли инициативные, авторитетные люди, к тому же пользующиеся большим административным влиянием. За 9 месяцев было создано 5 тысяч первичных организаций будущего Научно-экономического общества, причем во главе первичных ячеек НЭО стали директора предприятий или их заместители по экономической работе, в районах, городах и областях – секретари соответствующих парткомов, в республиках – зампреды советов министров или главы экономических ведомств, крупные ученые.

Весной 1982 года прошли учредительные собрания и конференции в первичных организациях, в мае-июле – в регионах. 9 декабря того же года в большом зале МГУ собрался съезд, на котором были представлены все союзные республики и регионы РСФСР. Первым председателем НЭО стал академик Тигран Сергеевич Хачатуров, возглавлявший в АН СССР Ассоциацию советских экономистов, в прошлом - один из ведущих экспертов правительства, возглавляемого А. Н. Косыгиным, по подготовке и проведению экономических реформ.

Научная организация управления экономикой

Обсуждению организационных структур управления была посвящена Всесоюзная конференция «Проблемы научной организации управления экономикой» (Москва, ноябрь 1986 года), инициированная центральным правлением НЭО, комитетом по проблемам управления Всесоюзного совета научно-технических обществ, отделением экономики АН СССР. В Москве, в Колонном зале Дома Союзов, собралось около тысячи делегатов со всей страны. Еще одним соорганизатором конференции выступал еженедельник ЦК КПСС «Экономическая газета». На его страницах были опубликованы семь ключевых докладов по заявленной теме.

В конференции по управлению (в 1986 году) принимали участие практически все руководители экономических министерств и ведомств, представители ведущих вузов и научно-исследовательских институтов, директора и замы всех крупных предприятий. Докладов было заявлено настолько много, что для соблюдения регламента было принято решение во время конференции лишь тезисно зачитывать выступления, а развернутые версии опубликовать отдельным сборником. Когда вышла книга, весь ее тираж практически моментально разошелся. Именно с подачи конференции «Проблемы научной организации управления экономикой» с высоких трибун июньского Пленума ЦК КПСС в 1987 году зазвучало словосочетание «полный хозрасчет».

Итоги дискуссии показали, что на тот момент как среди партийно-государственного руководства, так и в научной среде не существовало единой позиции, единой интерпретации перестройки и ее задач. Официальные установки на демократизацию управления и расширение самостоятельности предприятий толковались двояко: либо с упором на внедрение в сложившуюся систему рыночного саморегулирования как предпосылки децентрализации и демократизации управления; либо с упором на демократизацию сложившейся системы, например, путем усиления роли трудовых коллективов, но без радикального усиления роли рыночного начала в управлении экономикой.

На конференции возобладало мнение, что главное содержание реформы управления должна составить коренная перестройка ценообразования, финансово-кредитного механизма, материально-технического снабжения, реализуемая в комплексе.

«Болевые точки» экономического эксперимента

Давая свободу предпринимательству, государству важно было перенести основной упор в управлении с административных мер на экономические, финансовые. Рыночные механизмы требовалось вписать в абсолютно огосударствленную жизнь страны.

Закон о предприятии (объединении) менял содержание планирования, вводя контрольные цифры, госзаказ, долговременные нормативы и лимиты. Исходя из них, а также заказов потребителей, предприятие самостоятельно разрабатывало и утверждало производственные планы. Полный хозрасчет и самофинансирование подразумевали покрытие расходов из собственных доходов. Декларировалось право предприятий самостоятельно устанавливать цены на свою продукцию, продавать ее и приобретать материальные ресурсы. Если, в силу всеобщего дефицита, это не получалось, появлялось основание отказаться от госзаказа. Трудовой коллектив становился полноправным хозяином при сохранении государственной собственности, вводилась выборность руководителей предприятий. По инициативе одного из активных членов Научно-экономического общества (ныне – вице-президента ВЭО России) В.И. Щербакова, эксперимент по переходу на полный хозрасчет и самоокупаемость был запущен на Камском автозаводе.

В 1988 году официальная статистика последний раз зафиксировала некоторый рост экономики. Множество признаков указывали при этом, что неблагополучие усиливается. В экономическом соревновании с капитализмом социализм отнюдь не побеждал, если судить об итогах этого соревнования не по количественным, а по качественным показателям. Высокие цифры прироста в абсолютном выражении, как и прорывы в отдельных отраслях (главным образом связанных с ВПК) обеспечивались в СССР не теоретическими преимуществами социалистической модели, а элементарным сверхрасходом ресурсов. Почти во все периоды потребление материальных ресурсов и основных производственных фондов увеличивалось быстрее, нежели национальный доход.

В июне того же 1988 года, выступая на XIX партконференции и вызвав шквал критики со стороны партхозактива, член центрального правления Научно-экономического общества академик Леонид Абалкин сказал прямо: радикального перелома в экономике не произошло и из состояния застоя она не вышла, темпы роста национального дохода в последние годы оказались ниже показателей предыдущей пятилетки, состояние потребительского рынка ухудшается, базовая идея текущей пятилетки об одновременном обеспечении количественного роста и качественных преобразований нереальна.

Всероссийский конкурс «Менеджер года»

«Переход от планово-распределительной системы хозяйствования к рыночной оказался тернистым. Он сопровождался неимоверными трудностями, наибольшей из которых стал финансово-экономический кризис 1998 года. Опыт, накопленный страной за эти годы, показал, что достижение конечных целей невозможно без понимания законов рынка, умелого использования научных данных, совокупных принципов, форм и методов управления производством и производственным персоналом – всего того, что носит название менеджмент».

Президент Международной Академии менеджмента, академик РАН С. А. Ситорян

Примечательно, что изначально в конкурсе «Менеджер года» принимали участие промышленники, предприниматели, директора предприятий, руководители колхозов, совхозов и других организаций. К участию в конкурсе на первых порах не приглашались госчиновники и компании, представляющие естественные монополии, дабы конкурс не превратился в поощрение 20-30 или 60 крупнейших отечественных компаний, которые и так находятся на привилегированном положении. Организаторы конкурса сознательно «уходили» и из Москвы, стараясь, чтобы большинство участников представляло регионы. Чуть позже в конкурсе появилось два самостоятельных направления – «Менеджер года в банковской сфере» и «Менеджер года в сфере государственного и муниципального управления».

«После высказывания Президента РФ В. В. Путина, о том, что важнейшей задачей является развитие сильной, независимой, финансово состоятельной власти на местах, что среди чиновников нужно поощрять людей, которые помогают стране развиваться, – говорит первый вице-президент ВЭО России В.Н. Красильников, – мы в рамках своего проекта решили проводить конкурс «Менеджер года в сфере государственного и муниципального управления». Получился феноменальный конкурс, подобного которому вообще нигде нет. И это не формальная раздача почетных наград мэрам, руководителям муниципалитетов и проч. В нашем конкурсе выигрывали госчиновники на уровне первых заместителей губернаторов, префекты. В последствии они попали в сотню президентской команды на выдвижение и многие стали руководителями федерального масштаба».

Конкурс научных работ молодежи «Экономический рост России»


По условиям конкурса в нем могут принимать участие школьники 9-11 классов общеобразовательных и профильных учебных заведений, студенты, а также научные сотрудники, аспиранты и соискатели российских вузов и научно-исследовательских институтов. Свой творческий поиск ребята концентрируют на исследовании и решении актуальных задач социального развития регионов и страны в целом, модернизационных проектах, анализе возможностей совершенствования правой базы. Научно-исследовательские работы победителей и лауреатов конкурса публикуются в специальном издании «Научных трудов ВЭО России». Многие участники конкурсов прошлых лет работают в его региональных организациях и молодежной секции Общества.

По статистике, победители и призеры Конкурса входят в число лучших студентов высших учебных заведений, успешно заканчивают ведущие ВУЗы страны, защищают диссертации, и получают степени кандидата и доктора экономических наук. С недавних пор торжественная церемония награждения победителей Всероссийского конкурса научных работ молодежи «Экономический рост России» приобрела формат научной конференции, в которой наряду с победителями и лауреатами конкурса принимают участие ведущие российские ученые, политические деятели и представители предпринимательских кругов. Многие конкурсные работы вызывают неподдельный интерес у именитых экспертов.

Как в свое время говорил академик Л. И. Абалкин, главное условие прогресса состоит в том, чтобы каждое последующее поколение было хоть немного умнее предыдущего. «Мне кажется, это условие выполняется, - говорит председатель научно-практического совета ВЭО России, проректор по науке Финансового университета при Правительстве РФ, член-корреспондент РАН Дмитрий Евгеньевич Сорокин. - Примечательно, что большинство лауреатов – это не москвичи, не студенты известнейших, престижных университетов, а ребята из регионов. И это еще одна заслуга Вольного экономического общества – давать молодежи из периферии возможность попробовать себя на научном поприще, получить оценку своих работ от ведущих российских ученых-экономистов».

Итоги стратегии

Когда в 2010 году подводили итоги «Стратегии», разработанной командой Германа Грефа в 2000 году, оказалось, что предусмотренные в ней меры выполнены на 36%, и реализовано только три из заявленных десяти стратегических целей развития государства. Удвоение ВВП практически состоялось, в стране снизилась бедность, и по уровню ВВП на душу населения Россия перешла в категорию стран со средними доходами. «Успех достигнут и в укреплении платежеспособности государства – в 2000 году у России был гигантский внешний долг, сейчас мы входим в число стран с самым маленьким госдолгом», - писала газета «Ведомости» в июне 2010 года. Она же окрестила прошедшие 10 лет «десятилетием Кудрина», который грамотно распорядился нефтяными сверхдоходами, сохранив их весомую часть в бюджетном резерве. Герману Грефу, поменявшему к тому времени кресло главы Минэкономразвития на должность президента Сбербанка России, припоминалось, что диверсификации и избавления российской экономики от энергосырьевой зависимости за прошедшие 10 лет так и не произошло. Равно как не удалось победить коррупцию, упрочить независимость судебной системы и обеспечить безусловное исполнение законов.

Тем не менее, было реализовано 36% единственной на тот момент долгосрочной программы развития страны. Да, пока без «возникновения культа образования, самоценности и независимости личности», «возникновения и развития общественных институтов», «повышения действенности местного самоуправления», но реальная попытка задать общий вектор направленного движения все же состоялась. «Мы недостаточно внимания обратили на реформу власти и образования класса элиты и управленцев, которые занимались осуществлением реформ», – сказал сам Г.О. Греф, подводя экономические итоги нулевых. По его признанию, из официального текста «Стратегии – 2010» был изъят существенный раздел, касавшийся реформы государственной власти. Он сохранился только в экспертном варианте программы.

Основными задачами Всероссийского конкурса кафедр и образовательных программ «Экономика и управление» являются:

  • выявление лучших экономических кафедр вузов России на основе независимой комплексной экспертной оценки качества их деятельности;
  • получение объективной оценки качества подготовки экономических и управленческих кадров на кафедрах, принявших участие в конкурсе, степени их соответствия российским и международным стандартам бизнес-образования;
  • обобщение и распространение передового опыта лучших экономических кафедр, в том числе в области интеграции научной и образовательной деятельности, связи с практикой, привлечения к образовательному процессу и оценке качества выпускников работодателей и представителей бизнес-сообщества, разработке и коммерциализации инноваций и др.;
  • обобщение и распространение инновационных образовательных технологий;
  • информирование граждан, работодателей и профессиональных сообществ о качестве подготовки экономистов и управленцев на лучших выпускающих кафедрах;
  • обобщение и распространение передового опыта управления образовательными организациями, повышение их конкурентоспособности на российском и международном рынках образовательных услуг;
  • интеграция российской Высшей школы в мировое образовательное пространство, повышение конкурентоспособности российских вузов и востребованности российских выпускников на мировом рынке труда.

Глобальная перестройка мирового порядка

В декабре 2014 года в рамках научной программы пленума правления ВЭО России прошла Всероссийская научно-практическая конференция «Глобальная перестройка мирового порядка». Тон дискуссии задал президент ВЭО России Г.Х. Попов, подчеркнув, что за последние 25 лет различные международные организации, такие как ООН или ОБСЕ, предпринимали усилия по созданию в мире глобального порядка. Но попытки эти основывались и основываются на принципах функционирования государственной бюрократической машины и не способны отвечать долгосрочным интересам всего человечества.

Между тем решения глобального масштаба скоро потребуются в таких сферах, как вопросы глобального изменения климата, контроль над распространением и использованием ядерного оружия, угроза эпидемий, исчерпание ресурсов на фоне ускоряющихся темпов роста населения, развитие науки, культуры, образования, медицины, а также, в определённой мере, рекреационной сферы и туризма.

Россия должна готовиться и участвовать в создании нового мирового порядка, прежде всего, мерами внутри самой страны, но за время реформ накопилось огромное количество проблем, решение которых требует взвешенного и комплексного подхода. Необходимо побуждать бизнес вкладывать деньги в развитие экономики и восстанавливать систему стратегического управления. «Нам предстоит создавать новый экономический уклад, развивать новые технологии, восстанавливать и развивать обрабатывающую промышленность и, вообще, реальный сектор экономики» - говорит член президиума ВЭО России, президент Межрегиональной общественной организации «Палата налоговых консультантов», академик РАЕН Д. Г. Черник.

Мировое сообщество постепенно приходит к осознанию необходимости создания принципиально новой цивилизации, отметили участники конференции «Глобальная перестройка мирового порядка». В идеале, считает вице-президент ВЭО России, советник президента РФ, академик С.Ю. Глазьев, эта цивилизационная модель должна сочетать стратегическое планирование с рыночной самоорганизацией. При этом «общественные интересы диктуют определённые границы для свободного частного предпринимательства, большая часть расходов тратится на воспроизводство человеческого капитала». Тогда вместо общества потребления мы получим общество качества жизни.

«Чтобы изменить наши позиции в мире, мы, должны выработать принципиально другую экономическую модель развития - считает и главный экономист ВЭБа А.Н. Клепач, - мы не можем проиграть эту битву, но мы пока не выработали ту модель экономического развития, которая бы позволила России не ослабевать, а действительно набирать силу».

Активный, талантливый, сильный, умный человек в новом мире должен быть на пьедестале. Размышляя о будущем глобальном мировом порядке, президент ВЭО России Г. Х. Попов предлагает в его формировании делать ставку на интеллектуальную элиту, объединенную под флагами различных общественных организаций. Только интеллигенция, принимая решения на глобальном уровне, способна действовать не в своих частных интересах, как это свойственно представителям бюрократии, а в интересах большинства. И тут Россия может занять нишу «кузницы интеллектуальных кадров» в мировом масштабе.

Политэкономия: формулируем предмет исследования

Некоторые ученые видят в политической экономии средство преодоления глобального кризиса, поскольку она может способствовать отказу власть имущих от концепции «рыночного фундаментализма», демонстрирующего ныне свое полное банкротство, и улучшить капитализм до такой степени, чтобы его можно было даже назвать социализмом. Другие ученые считают, что преодоление кризиса капитализма без преодоления самого капитализма невозможно, но и они свои надежды тоже возлагают на политэкономию.

Вольное экономическое общество России не может оставаться в стороне от этой дискуссии. Члены организации, признавая, что «экономикс» содержит рациональные зерна, призывают выстроить всю структуру преподавания экономической теории в вузах страны таким образом, чтобы у студентов формировалось цельное, системное представление об экономике и законах её развития в целом.

«Я разделяю политэкономию и «экономикс» как архитектора и инженера-строителя, — отмечает заведующий сектором политической экономии Института экономики РАН, д.э.н., профессор М. И. Воейков. – Политэконом – это архитектор, он разрабатывает общий проект здания, учитывая его предназначение, привязку к местности, особенности климата, исторические традиции, национальный характер людей и т.д. А задача инженера-строителя правильно рассчитать нагрузку несущих конструкций или провести коммуникации. Известно, что архитектура у нас умерла во время периода массового строительства пятиэтажек. Она оказалась не нужна. Если мы и в экономике собираемся строить только стандартные пятиэтажки, то, конечно, политэкономия, то есть архитекторы, не нужна. Но у современных инженеров-строителей, адептов «экономикс», появились большие амбиции. Они претендуют на объяснение всего мироустройства, но объяснить толком ничего не могут, так как умеют только считать».

«Сегодня именно политическая экономия призвана дать главные ответы на вызовы нашего времени, определить фундаментальные основы стратегии социально-экономического развития страны, - считает вице-президент ВЭО России, директор Института нового индустриального развития имени С. Ю. Витте, С. Д. Бодрунов. - И в этом свете ключевая проблема современной российской экономики – проблема индустриального возрождения России, создания в нашей стране высокотехнологичного материального производства, интегрированного с наукой и образованием - это не просто вопрос выбора наиболее эффективной отраслевой структуры производства. Это вопрос формирования новой российской экономической системы, способной обеспечить внутренние импульсы к технологической модернизации и к промышленному росту в нашей стране».

Однако, выработка долгосрочной программы развития страны, оценка возможностей и ресурсов для проведения реиндустриализации, в свою очередь, невозможны без системного политико-экономического анализа, позволяющего теоретически обоснованно предлагать практические меры по формированию новой экономической системы и новой экономической политики для России.


Для ВЭО России торжественная встреча с главой Российского императорского Дома великой княгиней Марией Владимировной является знаковым событием. История императорского Вольного экономического общества неразрывно связана с историей династии Романовых. Своим созданием ВЭО обязано императрице Екатерине II, которая не только направляла деятельность организации, но и финансово поддерживала ее начинания. Среди членов Общества в разные годы были представители царской фамилии - великая княгиня Елена Павловна, великий князь Николай Николаевич старший, принц Петр Ольденбургский.

Статус «императорского» в названии организации подчеркивал, что интересы государства являются безусловным приоритетом во всех обсуждаемых и предлагаемых членами Общества экономических проектах. Вступая на российский престол, все наследники основательницы Общества Екатерины Великой подтверждали привилегированное положение императорского ВЭО, его независимость от влиятельных лиц и чиновничества в оценке текущей социально-экономической ситуации в стране и в выборе способов ее улучшения.

Вольное экономическое общество России является духовным правопреемником и продолжателем традиций императорского ВЭО, что закреплено юридически Министерством юстиции Российской Федерации. В своей сегодняшней деятельности ВЭО России основывается на преемственности лучших идей и традиций служения Отечеству, заложенных Екатериной Великой и остаётся одним из ведущих институтов гражданского общества страны, работа которого служит просветительским целям, развитию прикладной экономической мысли.

В своём вступительном слове президент Вольного экономического общества России Гавриил Харитонович Попов выразил особую признательность ее императорскому высочеству за оказанную высокую честь и внимание к деятельности ВЭО России. В рамках визита прошла торжественная церемония награждения орденами и медалями Российского императорского Дома Романовых выдающихся деятелей и активистов Вольного экономического общества России.

«К счастью, добрые старые традиции снова модны, – сказала великая княгиня Мария Владимировна, обращаясь к собравшимся, – и мы должны передавать их дальше, следующим поколениям. Вот потому я сегодня здесь – встречаюсь с лучшими представителями Вольного экономического общества России. Великой императрице Екатерине II, наверное, было бы приятно видеть, что ее пра-пра-...правнучка продолжает поддерживать начатое ею важное дело. Хочу поздравить вас всех с юбилеем, желаю вам найти способ помочь нашей стране, чтобы она вышла на стабильный уровень развития, и это помогло бы простым русским людям благополучно пережить все нынешние проблемы. Храни вас Господь!»