Пост-релиз Всероссийской научно-практической конференции «Глобальная перестройка мирового порядка» (научная часть Пленума).

Пост-релиз Всероссийской научно-практической конференции «Глобальная перестройка мирового порядка» (научная часть Пленума).

Научная часть Пленума Правления
Вольного экономического общества России

Глобальная перестройка мирового порядка

10 декабря 2014 года


Международное сотрудничество или глобальная конфронтация, партнерство или монополизм — на чем должны быть сконцентрированы усилия мирового сообщества сегодня?

Как обеспечить рост экономики России в условиях повышенной турбулентности мира?

Какие факторы способны переломить сложившуюся в стране кризисную ситуацию?

Подобные вопросы постоянно звучат на собраниях Вольного экономического общества России. Не стал исключением и Пленум Правления ВЭО России, в рамках которого прошла Всероссийская научно-практическая конференция «Глобальная перестройка мирового порядка».

Тон дискуссии задал президент ВЭО России Г.Х. Попов, подчеркнув, что за последние 25 лет различные международные организации, такие как ООН или ОБСЕ, предпринимали усилия по созданию в мире глобального порядка. Но попытки эти основывались и основываются на принципах функционирования государственной бюрократической машины и не способны отвечать долгосрочным интересам всего человечества.

Современное общество делится на две совершенно разные группировки: одна довольна существующей структурой, бесконтрольно пользуясь её благами и ресурсами, а вторая — это большинство населения планеты, которое недовольно сложившимся порядком, и должно приложить усилия к изменению ситуации, осуществить экономический рывок, поднять уровень своего благосостояния и т.д. «Предположить, что эти две группировки смогут создать какой-то общий мировой порядок, очень трудно. Люди думают совершенно о разных вещах и к разным целям стремятся», — отметил президент ВЭО России. В качестве иллюстрации своих слов Г.Х. Попов привел в пример Евросоюз, в котором «одни готовы терпеть и работать ради будущего, другие же предпочитают покой при нулевой инфляции, исключающий возможность интенсивного экономического развития».

Решения глобального масштаба принимают чиновники, от которых трудно ожидать радикальных действий. А они скоро потребуются в таких сферах, как вопросы глобального изменения климата, контроль над распространением и использованием ядерного оружия, угроза эпидемий, исчерпание ресурсов на фоне ускоряющихся темпов роста населения, развитие науки, культуры, образования, медицины, а также, в определённой мере, рекреационной сферы и туризма. Вице-президент ВЭО России, советник Президента РФ, академик РАН С.Ю. Глазьев дополнил этот перечень глобальных вызовов угрозой столкновения Земли с малыми космическими объектами, «... для парирования которой требуется гигантское увеличение расходов на НИОКР в области космоса, лазерных технологий и современных материалов. Если бы мы вовремя предложили миру программу международного сотрудничества, опирающуюся на спасение земли от глобальных угроз, может быть, удалось бы убедить наших партнёров по двадцатке не скатываться на конфронтацию, а попытаться объединить усилия для их отражения. И через государственные целевые программы насытить соответствующими ассигнованиями экономических агентов, которые ищут новые траектории, новые технологические возможности», — отметил ученый.

Кризисные процессы в мировой экономике академик С.Ю. Глазьев объясняет сменой циклов Кондратьева и доминирующих технологических укладов. Ядро нового технологического уклада уже сформировалось, считает ученый, и «демонстрирует себя, как устойчиво развивающаяся совокупность технологий, темп роста которых составляет 35% в год». Дальнейшие технологические сдвиги довольно предсказуемы. Новый технологический уклад гуманитарен по своей природе. На передний план в XXI веке выходят здравоохранение и образование благодаря нано- и биоинженерным технологиям, а также инновационным разработкам в коммуникационной сфере. На долю отраслей, ориентированных на воспроизводство и качество человеческого капитала, в недалеком будущем будет приходиться 40-45% мирового ВВП.

Однако, по словам вице-президента ВЭО России С.Ю. Глазьева, «период технологической перестройки в глобальном масштабе только начинается». Традиционные технологические траектории исчерпаны, в рамках старых производственно-технических систем бизнесу становится все труднее извлекать прибыль и расширяться. «Вследствие этого происходит высвобождение капитала из устаревших производственных цепочек, его концентрация в финансовом секторе. Это создаёт почву для финансовых пирамид и турбулентности на финансовом рынке. В реальном секторе — это период депрессии, который заканчивается после того, как капитал, оставшийся после коллапса финансовых пузырей, пробивает, наконец, себе дорогу к новым технологиям», — констатирует С.Ю. Глазьев.

Но мир сегодня переходит в фазу крупномасштабных структурных сдвигов и в политической, и валютно-финансовой системе. Опираясь на теорию вековых циклов накопления, согласно которой смена мирового геополитического и экономического лидера неизбежно сопряжена с военными конфликтами, С.Ю. Глазьев предрекает войну на Евразийском континенте. Именно таким образом, считает вице-президент ВЭО России, старый лидер — США, мог бы сохранить свое доминирующее положение в мире — ослабив Европу, по возможности втянув в войну Россию и установив контроль над всем европейским континентом и Северной Евразией. Эти гигантские ресурсы и возможность регулирования общего рынка в своих интересах дали бы США необходимые конкурентные преимущества в борьбе с поднимающейся экономикой нового мирового лидера - Китая.

Сегодня очевидно, что центр мировой экономической активности сдвигается в Азию. Китай, Япония, Корея становятся ядром будущего экономического подъема, основой нового векового цикла накопления. Заместитель председателя (главный экономист) «Внешэкономбанка» А.Н. Клепач привел следующие цифры: на Индию с Китаем по паритету покупательной способности приходится около 19% мирового ВВП, примерно столько же, сколько у США. К 2020 году эта цифра будет составлять уже 25-26% мирового ВВП и превзойдет этот показатель для США, на которые приходится сейчас около 17% мирового валового продукта по паритету покупательной способности. Но Соединённые штаты и Европа в сумме по-прежнему будут давать те же 28-29% мирового ВВП (ППС). Однако после 2020 года баланс изменится в сторону стремительно развивающихся азиатских стран. «Причём, — говорит главный экономист ВЭБа, — если брать китайские планы, а они, в отличие от нас, живут не одним днём, и даже не пятилетками, то к 2040—2050-ым годам Китай должен выйти в разряд среднеразвитых стран по подушевым доходам. Собственно говоря, и сейчас подушевой доход в Пекине и Шанхае сопоставим со средним по России, хотя, в целом, Китай примерно вдвое отстаёт от нас, а мы почти в три раза отстаем от США».

Для защиты от возможного военного конфликта требуется всемерное укрепление интеграционных процессов в Евразии. Это касается Евразийского экономического союза и Шанхайской организации сотрудничества, а также более широкой коалиции — БРИКС. Такие формы локальной глобализации должны превалировать в ближайшие годы, считает президент ВЭО России Г.Х. Попов. Высказывая свое мнение на этот счет, он, в частности, отметил, что такие организации станут в дальнейшем основой создания глобального мирового порядка. Именно они будут решать, что следует передать в мировое управление, а что — развивать собственными силами или в коалиции с другими странами. Академик С.Ю. Глазьев в свою очередь подчеркнул, что участников интеграционных процессов в рамках БРИКС, ШОС и ЕАЭС сближают их объективные интересы. Они не заинтересованы в конфронтации, так как любая война для их экономик чревата срывом с траектории роста. И это кардинальным образом отличает новые интеграционные процессы в мире от американской глобализации, основанной на отношениях господства и подчинения. «Если в основу этой коалиции будет положено формирование новой мировой архитектуры валютно-финансовых отношений с использованием национальных валют и новых многосторонних финансовых институтов, которые бы работали на принципах консенсуса и уважения суверенитета друг друга, то, может быть, нам удалось бы противостоять агрессии, которая исходит от американской олигархии», — считает С.Ю. Глазьев.

Россия должна готовиться и участвовать в создании нового мирового порядка, прежде всего, мерами внутри своей страны. Комментируя этот тезис, Г.Х. Попов отметил, что «мы должны отталкиваться от развалин прежнего мирового порядка и от тех усилий, которые последние 25 лет предпринимались в мире по его созданию». Анализируя ситуацию в странах Европейского союза, Г.Х. Попов отметил, что, по его мнению, ЕС блистательно игнорирует опыт Советского союза, который «попытался поднимать отсталые части страны до единого общенационального уровня» за счет России. «В результате в 1990-м году не было никого, кто готов был бы защищать Советский Союз — говорит Г.Х. Попов, — на мой взгляд, Европу ждёт то же самое». Говоря о попытках США построить однополярный мир, президент ВЭО отмечает два момента: «Во-первых, сами США оказались не той структурой, которая может вынести на своих плечах эту проблему, а во-вторых, сама проблема не дозрела до создания единой однополярной модели в мире».

Общество постепенно приходит к осознанию необходимости создания принципиально новой цивилизации, отметили участники конференции «Глобальная перестройка мирового порядка». В идеале, считает академик С.Ю. Глазьев, эта цивилизационная модель должна сочетать стратегическое планирование с рыночной самоорганизацией. При этом «общественные интересы диктуют определённые границы для свободного частного предпринимательства, большая часть расходов тратится на воспроизводство человеческого капитала». Тогда вместо общества потребления мы получим общество качества жизни.

К концепции такой альтернативной цивилизации в своих публикациях постоянно обращается Г.Х. Попов. По мнению президента ВЭО России, предпосылки для ее формирования можно наблюдать уже сегодня. Это, в частности, разного толка альтернативные политические течения, выступающие за ограничение потребления и господства мирового капитала. «В мире идёт конкуренция моделей развития» — считает и главный экономист ВЭБа А.Н. Клепач. Но, по его мнению, «пока рано хоронить доминирование США, они, по-прежнему, остаются лидирующей не только военной, но и технологической державой. «Это господство, видимо, будет сохраняться в ближайшие 15-20 лет, несмотря на подъём Азии», — отмечает эксперт «Внешэкономбанка». В этой связи перед российской экономикой стоит огромный вызов. «На фоне США мы занимаем достаточно скромное место — где-то 3,3-3,5% мирового ВВП, а если продолжать те тенденции, которые у нас сейчас есть, по сути — это стагнация, то наша доля упадёт ниже 3% уже к 2017-2018 году», — предполагает А.Н. Клепач. «Чтобы изменить наши позиции в мире, мы, действительно, должны выработать принципиально другую экономическую модель развития — продолжает он, — мы не можем проиграть эту битву, но мы пока не выработали ту модель экономического развития, которая бы позволила России не ослабевать, а, действительно, набирать силу».

Директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, академик РАН В.В. Ивантер в своем выступлении отметил, что «у России есть полная возможность обеспечить нормальное экономическое развитие». «Наша оценка потенциала — 6-8% экономического роста — озвучил ученый результаты исследований ИНП РАН, — мы все свои расчеты публикуем, как этих показателей достичь. Мы можем выйти на показатели, о которых говорил Президент РФ В.В. Путин в послании Федеральному собранию СФ РФ, и иметь темпы экономического роста выше темпов мировой экономики. По нашим оценкам, это где-то 3,5-4%. Значит, на 5% выйти вполне можно в ближайшее время. Для этого мы должны перейти на систему внутренне ориентированного инвестиционного экономического роста». Это было одно из немногих обнадеживающих высказываний по поводу ситуации в российской экономике, прозвучавших на пленуме ВЭО. Эксперты уверены, что Россия может выбраться из стагнационной ловушки и избежать наметившейся рецессии, но очень многое сейчас зависит от конкретных действий госаппарата, который за последние годы не раз себя дискредитировал.

Стране необходимо восстановить систему стратегического управления. Эту мысль развил в своем выступлении вице-президент ВЭО России, член правления РСПП В.И. Щербаков.Он, в частности, сказал: «Я не знаю ни одной страны в мире, которая бы без правильно подобранного руководящего аппарата добилась чего-то существенного в экономике. Замена демократов на консерваторов или республиканцев что в Великобритании, что в США, не приводит к смене экономической формации. Когда мы говорим о США, мы понимаем, что при смене лидера страны меняются в лучшем случае министры и секретари, а весь остальной государственный аппарат работает по многу лет. В России в 90-е годы прошла полная люстрация, в результате которой во власть пришли люди с замечательными идеями, но кроме газетных статей о том, как устроен капитализм, они ничего не читали, и как управлять им, они тоже ничего не знали. И мы получили рынок, какого нигде в мире нет. Во всеобщем толковании рынок — это несколько продавцов, конкурирующих между собой за каждого покупателя, а у нас все наоборот». По словам В.И. Щербакова, «если мы создали рынок, где один продавец, бороться с коррупцией нет смысла». «Аппарат подбирается по принципу «землячества», руководители отраслей не понимают, как устроено и функционирует промышленное предприятие, — констатирует член правления РСПП, —очень трудно говорить с заместителем министра финансов, который не знает, что такое оборачиваемость оборотных средств».

Но В.И. Щербаков напомнил собравшимся и о том, что у человечества был опыт, когда госуправление оказалось в руках академиков, блистательнейших ученых своего времени. Такое правительство реформаторов создал Наполеон, став Первым консулом Франции. Но вопреки его чаяниям, в результате правления теоретиков и в экономике, и в финансах, и в организации всей жизни страны в скором времени случился коллапс. Через 4 месяца император был вынужден заменить ученых на нормальных практиков, которые не были идеальны, но позволили Бонапарту осуществить планы победоносной войны в Европе.«Сейчас России также нужно найти звенья административной цепи, потянув за которую, мы сможем себя вытянуть, — считает В.И. Щербаков, — у нас ни одна программа из начатых в обозримом периоде не была завершена. Говорим — коней на переправе не меняют, а сами начинаем их менять, остановившись посередине мелкой речушки. Нам для начала надо было бы сформировать команду людей и дать им возможность последовательно реализовывать свою политику, пока не будет найдено решение, а уже потом пристраиваться к новым технологическим укладам».

Участники пленума ВЭО говорили и об отсутствии инвестиционных проектов, неэффективности повышения ставки рефинансирования в борьбе с инфляцией, неизбежном росте цен и падении курса рубля. Хотя, если говорить о последствиях антисанкций, спровоцировавших рост цен на внутреннем рынке, то, по мнению того же директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, академик РАН В.В. Ивантера, нет худа без добра: «Мы все понимаем, что не очень аккуратно вошли в систему ВТО, и сейчас есть возможность кое-что исправить. Если проинвестируем свое сельское хозяйство, значительную часть тех проблем решим».

За время реформ Россия «насоздавала» себе огромное количество проблем, решение которых требует взвешенного и комплексного подхода. «Нам предстоит создавать новый экономический уклад, развивать новые технологии, восстанавливать и развивать обрабатывающую промышленность и, вообще, реальный сектор экономики» — говорит президент Межрегиональной общественной организации «Палата налоговых консультантов», академик РАЕН Д.Г. Черник. «Мы должны побуждать бизнес вкладывать деньги в развитие экономики, — продолжает эксперт, — но где инструмент, который будет стимулировать предпринимателей? В нашей налоговой системе такой инструмент был — до введения 25 главы Налогового кодекса действовала инвестиционная налоговая льгота, которая побуждала бизнесменов вкладывать прибыль в развитие собственного производства. И накануне отмены инвестиционной льготы финансирование инвестиций в развитие собственного производства на 49,4% состояло из собственной прибыли и средств предприятий. А затем с 2005 постепенно этот процент снижался и в первом полугодии 2014 года собственные инвестиции предприятий сократились примерно до 34%».

Бизнес душит налог на прибыль, считает президент Фонда изучения наследия П.А. Столыпина, вице-президента ВЭО России П.А. Пожигайло. Неоправданно завышенная ставка этого налога вынуждает предпринимателей нарушать закон и уходить в серые и черные схемы. По словам эксперта, «выведение бизнеса в нелегальный режим дало огромное количество заключенных по экономическим преступлениям». «Десятки тысяч предпринимателей сидят сейчас в тюрьме, и большинство из них — пассионарые активные люди, которые могли бы работать на государство». Еще одно следствие завышения налога на прибыль — рост коррупции. «Но с ней пытаются бороться, сажая еще больше людей, на которых П.А. Столыпин в свое время делал ставку», — констатирует П.А. Пожигайло и предлагает снизить ставку налога на прибыль в два раза.

Как бы обобщая высказывания экспертов, академик С.Ю. Глазьев отмечает, что «в период турбулентности частный капитал теряет ориентиры, становится краткосрочным, в связи с чем резко возрастает регулирующая роль государств». Чтобы экономика могла выйти на устойчивую траекторию роста в период смены технологических укладов, нужно помочь экономическим агентам нащупать эти новые технологические траектории, снизив, таким образом, огромную неопределённость, которая тормозит инвестиции. Государство должно взять на себя стратегическое планирование, выбор долгосрочных приоритетов и, самое важное, взять на себя существенную долю расходов на инновации, науку и поисковые исследования.

Надо отметить, что обсуждая экономический аспект положения дел в стране участники пленума ВЭО не оставили в стороне вопросы, связанные с качеством человеческого потенциала. В конечном счете без грамотных специалистов, инженеров и рабочих, эффект и от частных, и от государственных инвестиций будет минимальным. «Мало кому из стран удавалось в долгосрочном периоде расти быстрее мира, иметь опережающие темпы роста не на два-три года, а в долгосрочной перспективе, имея стагнирующее, я уж не говорю про сокращающееся работоспособное население» — высказал свое мнение на этот счет главный экономист ВЭБа А.Н. Клепач. Активный, талантливый, сильный, умный человек в новом мире должен быть на пьедестале. Размышляя о будущем глобальном мировом порядке, президент ВЭО России Г.Х. Попов предлагает в его формировании делать ставку на интеллектуальную элиту, объединенную под флагами различных общественных организаций. Только интеллигенция, принимая решения на глобальном уровне, способна действовать не в своих частных интересах, как это свойственно представителям бюрократии, а в интересах большинства. И тут Россия может занять нишу «кузницы интеллектуальных кадров» в мировом масштабе. Интересное развитие этот тезис получил в выступлении А.Н. Клепача: «Я уверен, что мы не только вернёмся к темпам роста, не важно, сколько он будет составлять процентов, когда выработаем ту модель, которая будет достойна России. Китайцы говорят — мы много чего умеем делать хорошо, но идеи заимствуем у других. И это касается не только изделий, но смыслов и идей, которые были заимствованы, в том числе, и в России. Таким образом, у нашей страны есть преимущество — мы умеем сами эти идеи генерировать и умеем за них бороться».

Новому мировому лидеру — Китаю — было посвящено выступление профессора Международного университета, академика РАЕН и МАМ Г.Н. Цаголова. Ученый процитировал великого русского социолога Питирима Сорокина, который еще в начале прошлого века впервые заговорил об интегральной форме общества и был уверен, что именно она придет на смену и капиталистическому строю, и социализму. Сегодня эта гипотеза трансформировалась в теорию конвергентности, и успехи китайской экономики являются прямым доказательством ее жизнеспособности. Конвергентная экономика представляет собой синтез государственного регулирования и частного предпринимательства. По словам С.Ю. Глазьева, «новая институциональная система, которая сегодня в Китае доказала свой потрясающий успех, самими китайцами называется социалистическая рыночная экономика». «Это новое цивилизационное ядро, которому мы могли бы задать тон, если бы в начале 90-х годов с присутствующими здесь учёными и экспертами сумели бы построить социалистическую модель, аналогичную той, которую реализовали китайцы, опираясь, в том числе, на наш печальный опыт и на рекомендации наших учёных, — говорит С.Ю. Глазьев, — к сожалению, в России восторжествовала устаревшая уже к тому времени модель, либерально-олигархическая с доминированием офшоров, с ориентацией на полную открытость, вследствие чего мы упустили шанс самим стать участником формирования нового ядра мировой экономики, которое сегодня успешно развивается в азиатском регионе».

Именно конвергентную экономическую модель предлагает взять в качестве ориентира для России Г.Н. Цаголов: «Иметь такой ориентир мы должны, чтобы не воспевать ни государственную собственность, ни частную. У всех свои законы. Когда мы будем строить государственную часть, не нужно забывать что она порождает бюрократию, знать законы и быть готовыми с этим бороться. Когда же развивается частная собственность, она порождает монополизм, а где монополизм — там произвол». Имея такие ориентиры, мы можем двигаться по правильному пути, заключает ученый.

«Китай продемонстрировал чудо, к которому мы оказались не готовы, — отмечает А.Н. Клепач, — но во многом те идеи и механизмы, на которые он опирался, в своё время работали у нас. Это, так или иначе, и институты стратегического управления. И не смотря на нелюбовь Гавриила Харитоновича, да и всех нас, к бюрократии, я бы не критиковал бюрократию, как таковую. В конечном счёте, бюрократия и государственный контроль иногда лучше, чем изъяны и провалы рынка. Это механизмы общественной координации. И наша ключевая проблема сегодня заключается в том, что в России эти механизмы малоэффективны».

Подводя итоги научной дискуссии о глобальном мировом устройстве, президент ВЭО Г.Х. Попов отметил, что «без чиновников, госаппарата ничего сделать нельзя, но ожидать от них радикальных предложений не стоит, для этого они должны работать вместе с интеллектуальной частью общества». Когда 40 лет назад человечество начало ощущать глобальные проблемы и столкнулось с тем, что бюрократия не может их решить, был создан Римский клуб интеллектуалов, который вне госструктур дал миру модели этих проблем. Их можно принимать или не принимать, но от них уже можно отталкиваться. «Думаю, задача Вольного экономического общества России — пытаться объединять независимые общественные организации, потому что только от них можно получить исчерпывающие характеристики проблем и независимые предложения по их решению», — заключил Г.Х. Попов.

Материал подготовила Наталья Легкая



Читать также